Выпуск 24

Наши увлечения

Увлечения Дмитрия Менделеева

Николай Поздняков

СЛУЧАЙНЫЕ МЕНДЕЛЕЕВЫ

Рменделеев 1одственники Дмитрия Ивановича по отцовской линии носили фамилию Соколовых. До окончания Тверской духовной семинарии Соколовым был и отец ученого Иван Павлович. Семи­наристы, как правило, получали фа­милию по церкви, в которой им пред­стояло служить. Иван Павлович был отправлен на службу в Тверскую губер­нию во владения дворян Менделеевых. Так, не имея никаких связей со старин­ным родом, семья будущего ученого тоже стала Менделеевыми. Но переда­вать фамилию детям могли только дво­ряне. К 1834 году, когда родился Дми­трий Иванович, его отец давно получил дворянский титул, а значит сын мог на­следовать фамилию от него. Если бы не юридические тонкости XIX века, мы имели бы сейчас Периодический закон и таблицу Соколова.

ПОСЛЕДНИЙ СТАНЕТ ПЕРВЫМ

Дмитрий Иванович - последний ребенок в семье, семнадцатый, а не четырнадцатый, как иногда пишут био­графы. Трое младенцев четы Менделе­евых умерли незаписанными, даже не получив имен.

Когда отец потерял зрение, а с ним и должность директора гимназии, се­мейные заботы легли на плечи Марии Дмитриевны, матери Менделеева. Она происходила из известной в Сибири семьи Корнильевых. Брат отдал ей по­луразрушенный стекольный завод не­далеко от Тобольска. На тот момент в распоряжении Менделеевых были 160 крепостных душ. Стараниями матери завод вновь начал производить мелкую посуду. Там мальчиком Дмитрий Ива­ович мог ндблюдать за работой сте­клодувов.

Чтобы последыш не скучал без дела, его шести лет отроду отдают в Тобольскую гимназию. Учились там семь лет и принимали с семи, поэто­му Менделеев вынужден был два года оставаться в первом классе. Оценки выставлялись от нуля до пяти, и Дми­трий Иванович нередко хватал нули по закону божьему и поведению. Как он писал, из класса в класс его перево­дили, потому что видели в нем какие- то задатки. На деле юношу выручали знакомства родителей - отец его до болезни возглавлял эту самую гимна­зию. Поручиться за Дмитрия Ивано­вича было кому: русскую словесность ему преподавал Петр Павлович Ершов, автор знаменитого «Конька-Горбунка». Позднее он станет руководить гимна­зией. Семья Ершовых была дружна с Менделеевыми. Более того, в 28 лет Дмитрий Иванович женится на прием­ной дочери Ершова Феозве.

Россия в XIX веке делилась на учебные округа, в каждом из которых было по университету. Тобольск при­надлежал к Казанскому округу. Закон­чи Менделеев отлично классическую гимназию, мог бы стать студентом Ка­занского университета. Но тогда он, кажется, мало думал о науке: по ста­рой гимназической традиции, вместе с друзьями сжег учебники, а решать свою дальнейшую судьбу предоста­вил матери. Отец к этому времени уже умер, а старшие братья и сестры жили самостоятельно. Мария Дмитриевна пожелала, чтобы сын непременно по­лучил высшее образование. Она про­дала имущество в Тобольске и поехала в Москву к брату, чтобы тот помог племяннику устроиться в первопрестоль­ной. Дядя выручить не смог, зато на одном из его вечеров Менделеев был впечатлен встречей с самим Гоголем.

НЕТ ДОРОГИ - ИДИ В ПЕДАГОГИ

При вскрытии трупа на вступитель­ном экзамене Менделеев упал в об­морок - так для него закрылся путь в медицинскую академию. Он поступил в Главный педагогический институт в Петербурге  на физико-математический факультет. И опять, как когда-то в гимназии, в не­приемный год - тогда студентов наби­рали раз в два года. Поэтому Дмитрий Иванович дважды оставался перво­курсником. Институт в то время делил здание Двенадцати коллегий с универ­ситетом. Менделеева взяли казенно­коштным, а значит, по окончании об­учения он должен поработать простым учителем.

Диссертация Менделеева об изо­морфизме принесла ему медаль и право на стажировку в Германии, в Гнйдельберг Там он занялся капиллярными свойства­ми жидкости, участвовал в химиче­ском конгрессе в Карлсруэ - в общем, полностью отдался работе, и за свое усердие получил внебрачную дочь от немецкой актрисы.

По возвращении в Петербург уче­ный стал редактором технической эн­циклопедии и написал первый русский учебник органической химии.

ШУМНЫЕ СРЕДЫ

31 декабря 1865 года Менделеев защищает знаменитую диссертацию о соединении спирта с водой, и в 1866 году ему как профессору химии выде­лили квартиру рядом с университет­ской лабораторией. Первым хозяином квартиры был Воскресенский, учи­тель Менделеева. В гостиной Дмитрия Ивановича часто собирались друзья и коллеги - сначала по пятницам, по­том по средам. Здесь бывал дедушка русской ботаники (и родной дедушка Александра Блока) Бекетов, Вагнер, основавший зоологическую станцию на Соловках и написавший «Сказки Кота-Мурлыки», физик Петрушевский, Рерих, Крамской, критик Стасов. Все гости могли оставить цветным мелом на памятной скатерти свои автографы, а жена и дочери вышивали их нитками.

УЧЕНЫЙ-ПРЕЛЮБОДЕЙ

Есть версия, что первая жена Мен­делеева была старше его на шесть лет. Такой брак в XIX веке считался непри­лично смелым. Но если судить по сви­детельству о венчании, разница между супругами - всего год. Правда, па­спорт тогда в церкви не спрашивали, и в достоверности записи можно со­мневаться. В квартире Дмитрий Ива­нович жил один - отношения с супру­гой разладились, и вскоре он нашел ей замену. Сестра попросила профессора приютить у себя племянницу, студент­ку Академии художеств. Та и познако­мила дядю со своей семнадцатилетней подругой Анной. Профессор стал часто приглашать девушку на свои вечера. Итог - беременность Анны (она ожи­дала Любовь Дмитриевну, в которую было суждено влюбиться Блоку) и об­винение от законной жены в прелю­бодеянии. Святейший Синод навсегда запретил Менделееву жениться, но тот все равно венчался, подкупив свя­щенника. Бекетов выпросил у Феозвы Менделеевой согласие на развод. Дело дошло до Александра II, который признал новый брак ученого.

НА БОЛЬШОМ ВОЗДУШНОМ ШАРЕ

В августе 1887 года недалеко от Клина ожидалось солнечное затмение Русское техническое общество выде­лило Дмитрию Ивановичу аэростат, чтобы тот на высоте 3300 метров смог наблюдать солнечную корону. Нака­нуне полета был дождь, поэтому шар никак не хотел взлетать. Профессор же торопился: затмение длилось три ми­нуты. Менделееву оставалось только выпихнуть из корзины пилота и выбро­сить балласт, что он и сделал. Внизу начался переполох, улетевшего учено­го искали по направлению ветра и даже снарядили поезд. А Менделеева от­несло в другую сторону, к Твери. Спускался он эффектно: с раздувавшей­ся бородой (сам говорил, что брился и стригся раз в год - весной к теплу), трубя и размахивая белым флагом. За храбрый полет Менделеев получил ди­плом и медаль, которая сейчас хранит­ся в музее.

ЧЕМОДАНЫ И САМОКРУТКИ

Менделеев увлекался фотографией (даже хотел одно время оставить на­уку и открыть фотоателье) и собирал альбомы с произведениями искусства, потому что картины были ему не по карману: например, «Лунная ночь на Днепре« Куинджи стоила 5 тысяч ру­блей, а жалованье профессора химии в год составляло 3 тысячи. Есть легенда, что Дмитрий Иванович клеил чемоданы и чуть ли не выставлял их на продажу в Гостином дворе. Правда ли это - трудно сказать, но сохранился столик, сделанный руками профессора. А еще благодаря ему в Петербурге появились первые электрические уличные часы.

С гимназических времен Менделеев полюбил самокрутки. Когда ему гово­рили, что курить вредно, профессор отвечал: «Это все ерунда. Я пропускал дым через ватку с бактериями. Бакте­рии погибли не все». Но в могилу его свели как раз больные легкие: он умер от воспаления легких, не дожив шести дней до 73 лет

 Флто: Д.И.Менделеев в 1861году

Источник: diletant.media

Увлечения Дмитрия Менделеева

В жизни профессора Дмитрия Менделе­ева было немало курьезного: от педан­тичного собирания чеков до скандальных обвинений в прелюбодеянии и подкупе священника. В здании Двенадцати колле­гий, где ученый работал и квартировался, хранятся свидетельства и научных тру­дов и малоизвестных увлечений химика.




Николай Поздняков

Научный сотрудник Музея-архива Д.И.Менделеева при СПбГУ




Выпуск 24

Наши увлечения

  • Посуда общепита как предмет коллекционирования
  • Увлечения Дмитрия Менделеева
  • Катальные горки
  • Высказывания Виктора Черномырдина
  • Театральная коллекция Алексея Александровича Бахрушина
  • Коллеция рукописей Стефана Цвейга