Выпуск 35

Беседы и портреты

Адам Мицкевич и Мария Шимановская

Францишек Чекерда

Мария ШМария Шимановская (1789-1831) была талантливой и прекрасной пианисткой и композитором, с европейской известностью. Давая концерты во многих странах, она жила на широкую ногу. После долгих гастролей по всей Европе она приехала в Москву в ноябре 1827 года, приняв почетное звание придворной пианистки двух российских цариц: вдовствующей Марии Федоровны и супруги императора Николая I Александры Федоровны. Живший в то время в Москве Адам Мицкевич сразу  же познакомился с ней и, похоже, влюбился в нее; она была женщиной не только обаятельной, но и мудрой и обладавшей чувством юмора. Будучи разведенной, она сумела воспитать троих детей с помощью слепой сестры Казимиры.  У Марии была пара близнецов, Ромуальд и Хелена, и на год младшая  Целина, родившаяся в 1812 году. Поэт стал частым гостем ее дома. Адам восхищался Шимановской как независимой женщиной, ему было хорошо в ее присутствии и в компании дочерей-подростков. С капризной Целинкой он часто словесно фехтовал, а серьезные разговоры вел с Хеленой . В этом женском доме поэт слушал пьесы, исполняемые пани Марией, импровизировал под ее аккомпанемент, а во время карнавала участвовал в инсценировках и маскарадах вместе с друзьями:  Франтишком Малевским, князем Петром Вяземским и другими.
Некоторые исследователи утверждают, что бард сбежал в милый дом Марии Шимановской от окружавших его в Москве женщин (в том числе Иоанны Залесской и Каролины Яниш), которые донимали его своим обожанием. 12 декабря 1827 года поэт записал в альбом пани Шимановской – «Королевы звуков» —  cледующее стихотворение:

В АЛЬБОМ  М.Ш.

В каких бы ты краях ни заблистала света,
Тебя там ждут солнцепоклонники-поэты
И, головы склонив, увитые венками,
Приход твой воспевают звучными стихами.
Не бойся, если вдруг в небесном этом хоре
Иной раздастся голос, — дикий, непокорный,
Чужой средь триумфальных од и ораторий,
Как будто селянин среди толпы придворной!
Он, растолкав других, шагнет тебе навстречу,
Обнимет от души и станет по соседству...
О, королева звуков! Ты его приветствуй:
То твой старинный друг — звучанье польской речи! 

(Перевод Ан. Нехая

С другой стороны, предположения о том, что между Мицкевичем и пианисткой могло быть нечто большее, чем дружба, не обоснованы, да и следов этого в источниках не найти. Разницу в возрасте (Мария была почти на десять лет старше Адама) тоже сбрасывать со счетов нельзя…

В феврале 1828 года Шимановская переехала в Петербург. Она поселилась на Михайловской площади в доме Пентешева, заняв в нем целый этаж.  Мицкевич также приехал в Петербург и жил там (с апреля 1828  по май 1829 года) в доме на Большой Мещанской улице вместе с Франтишком Малевским. Дружеские встречи с семьей Шимановских стали теперь почти ежедневными, В этом доме Адам был своим человеком,  отсюда вместе с Хеленой и Целиной он ходил гулять в Летний сад или за покупками на Сенную площадь. Сюда с Мещанской улицы летели шутливые письма к Шимановской, передаваемые их слугой Никифором… В своем дневнике Хелена подробно описывала все эти визиты, забавы, совместные поездки на концерты, в театр, походы в Летний сад. Мицкевич вел с девочками долгие разговоры, поучал их, иногда они даже ссорились. Это была такая полная и естественная жизнь, что можно было бы сказать: тут была его семья.

Заметив увлечение Целиной уланами и гусарами, записи которых заполонили ее девический альбом, Мицкевич внес в него собственную запись, оказавшуюся пророческой:

В АЛЬБОМ  ЦЕЛИНЕ  Ш.

Вербовка началась!.. Я вижу, как колонной
Уланы и гусары мчат в твою тетрадь,
Чтобы бивак разбить и на постой в ней стать,
Вздымая имена, как славные знамена.
Но может статься, что и я когда-нибудь,
Седой герой, друзьям признаюсь новым,
Что гренадером начинал свой путь,
В твоих войсках служа правофланговым.

(Перевод Ан. Нехая)

Не была обижена и старшая сестра: Мицкевич и ей подарил однажды стихотворение с просьбой помочь ему выбрать лотерейный билет на каком-то благотворительном вечере, в надежде, что выбор Хелены принесет ему удачу:

СТИХИ ДЛЯ Х. Ш.

с просьбой выбрать лотерейный билет

Коль выбор судьбы слепой
Подчас не бывает случайным,
Мне легче было б с тобой
Приблизиться к этим тайнам.

И просит тебя поэт
Употребить все влияние,
Чтоб выигрышный билет
Определить заранее,

По которому нам принесет колесо
Не много, не мало, а тыщ по сто!

(Перевод Ан. Нехая)

Незадолго до отъезда из России, в начале мая 1829 г., Мицкевич посетил Марию в доме на Итальянской улице. Они зашли в кабинет, чтобы их не беспокоили дети, особенно Целина, которая любила подшучивать над Адамом.

— Я обещала вам рекомендательные письма, но — извините — в последнее время у меня ужасное отвращение к письменной речи. Как вы знаете, я предпочитаю печатать на клавиатуре... — обворожительно рассмеялась Мария, имитируя пальцами игру на пианино. — Я напишу их на следующей неделе и отдам вам вместе с банковскими векселями

— Ваша щедрость велика, но так ли это необходимо, Мария? — спросил он смущенно.

—  Необходимо, необходимо, — твердо сказала она. – Тем самым я избавлю вас от многих неприятностей, с которыми столкнулась в начале своего европейского путешествия.

 — Письма... я понимаю, но — извините — почему векселя? Ведь я собрал целых 150 рублей серебра и 250 рублей ассигнациями. Они прослужат мне долго, если я буду тратить их в меру.

— Ничего не говорите, Адам! — сказала она тоном, не терпящим возражений. — Вы не знаете жизни на Западе. Всего этого мало, деньги поплывут рекой.

— Я могу доверять только вашему опыту, — заключил он.

— Однако наиболее важными являются рекомендательные письма.  В конце августа Иоганну исполнится восемьдесят.

– Гёте? — догадался он.

—  Конечно. Я его хорошо знаю и уверена, что он обязательно организует юбилей по этому поводу. Рекомендательное письмо откроет дорогу вам к его друзьям, а также другим личностям.

Мицкевич не успел получить обещанные письма напрямую. В связи с ранним отправлением корабля из Кронштадта поэту пришлось ускорить свой отъезд. Он не захотел ждать следующей возможности, чтобы не искушать судьбу. Ведь разрешение на отъезд из России могло быть еще отменено. 

Вот почему он не попрощался со своими друзьями. 14 мая 1829 г. он и провожавший его Ходзько отплыли в Кронштадт, оттуда поэт забрал рекомендательные письма и переводные векселя, присланные Шимановской. В письме, написанном уже на борту корабля, он объяснил пани Марии причину внезапного отъезда. 

Из Кронштадта поэт отплыл на английском пароходе в Травемюнде, откуда через Любек и Гамбург добрался до Берлина, где был восторженно встречен оставшимися там поляками. Так началось его европейское путешествие, которое с небольшими перерывами продолжалось до конца его жизни.

От редакции:  Спустя два года после описываемых событий город над Невой посетила эпидемия холеры. Мария Шимановская умерла в одночасье. Осиротевшие дети - Хелена и Целина - стали в конце концов женами обоих друзей, Франтишка и Адама. Сначала, в 1832 г. Франтишек Малевский женился на Хелене, преодолев сопротивление своих родителей. Свидетелями на свадьбе были Каспар Жельветр, Игнатий Данилович и доктор Станислав Моравский, практиковавший в Петербурге. Целина после некоторых жизненных перипетий  приехала по приглашению Мицкевича в Париж, где они и обвенчались в июле 1834 года.  Сватом Целины , кстати, тоже был Моравский, находившийся тогда в Париже. Супруги Малевские до конца своих дней оставались в Петербурге, создав там своеобразный оазис польской жизни (АН).

Источник: https://pisarze.pl/2022/08/09/franciszek-czekierda-adam-mickiewicz-wsrod-kobiet-w-moskwie-i-petersburgu/

Адам Мицкевич и Мария Шимановская




Францишек Чекерда

Францишек Чекерда

Родился в 1952 году. Окончил юридический факультет Вроцлавского университета и организовал кинопроизводство в PWSF, TviT в Лодзи. Работал сезонным рабочим в совхозах. Снимал художественные и телефильмы. Автор нескольких популярных книг на исторические темы: "Забытые слова из Польской Народной республики" и антологии "Женщины в афоризмах, пословицах и поговорках"

Автор ряда популярно-исторических очерков, посвященных отношениям Адама Мицкевича с его возлюбленной Марылей Путткамер, с русскими женщинами в Москве и Петербурге, а также с Целиной Шимановской, встреченной им в Москве и в Петербурге и ставшей его женой.




Выпуск 35

Беседы и портреты

  • Польша у меня в крови
  • Милош и Ружевич
  • «Он учил, что стоит иногда на минутку задержаться и поглядеть на месяц» – беседа с Кирой Галчинской
  • "Что с нашими культурными отношениями?" - беседа с проф.Херонимом Гралей
  • Наши писатели о себе: интервью с Генриком Сенкевичем (1913)
  • Встречи с Яцеком Денелем
  • Интервью с Игорем Беловым
  • Интервью с Тадеушем Ружевичем (2014)
  • Беседы с Эвой Липской в Москве
  • Украина открывает для себя Анджея Сарву
  • Интервью с Яцеком Денелем: «Ягодицы для писателя важнее рук»
  • Интервью с Ежи Чехом – переводчиком Светланы Алексиевич
  • «Социализм кончился, а мы остались…» - беседа со Светланой Алексиевич
  • Беседы на Варшавской книжной ярмарке
  • Александр Гейштор. Историк, творивший историю.
  • Интервью с Булатом Окуджавой (1994)
  • Необыкновенная жизнь Рышарда Горовица
  • Невероятная жизнь. Воспоминания фотокомпозитора (ч.2)
  • Беседа с Анной Пивковской
  • Созвездие Цвалина в галактике «Гадес»
  • Беседа о Варламе Шаламове (фрагмент)
  • Антоний Унеховский. Очарованный прошлым
  • Как в русских деревнях боролись с эпидемиями
  • В доме Виславы Шимборской
  • Интервью с Адамом Загаевским
  • «И сатира, и лирика, и гротеск…» Беседа с Кирой Галчинской
  • Диагноз- Элиза Ожешко
  • К 100-летию Тадеуша Ружевича
  • "Нетрудно быть пророком..."
  • «Поэзия – это поиск блеска…»
  • К 210-летию со дня рождения Карела Яромира Эрбена
  • Коллега. Беседа об Осецкой
  • «Если бы кто меня спросил...»
  • Вертинский на Украине и в Польше
  • Стихи о Киеве
  • Я не могу быть птицей в клетке
  • Адам Мицкевич и Зинаида Волконская
  • Адам Мицкевич и Мария Шимановская
  • . Адам Мицкевич и его одесская подруга (ч.1)