Памяти Адама Загаевского

Адам Загаевский – поэт «новой волны», родившийся уже после войны. Его опыт – это уже новый опыт, впитавший в себя послевоенное переселение из Львова на «освобожденные земли» (описанное им в замечательном эссе «Два города»), участие в борьбе оппозиции с коммунистическим режимом в Польше и длительный опыт эмиграции.  Так же как и его учитель Чеслав Милош,  Загаевский различал «русских» и «Российскую империю». Есть у него стихотворение, в котором выражается надежда на возможное сближение двух стран.

 ЕСЛИ Б РОССИЯ…

Если б Россия была основана
Анной Ахматовой, если б
Мандельштам писал ее законы,
а Сталин был бы второстепенной
фигурой позабытого грузинского
эпоса, если б Россия сняла свою
взъерошенную медвежью шкуру,
если б могла она жить в словах, а не в
кулаках, если б Россия, если б Россия…

Большое стихотворение Адама Загаевского «Россия входит в мои стихи» заканчивается такими словами:

…Россия входит в мою жизнь,
Россия входит в мои мысли,
В строки моих стихотворений.

Стихи Адама Загаевского у нас еще мало известны. Не вышло пока ни одной книги его произведений, подготовленный мною сборник из 100 стихотворений благополучно замотали  в одном из московских издательств. Лишь отдельные стихотворения можно найти в антологиях и периодических изданиях[1], однако множится число интернет-публикаций с любительскими переводами его стихов. Это позволяет надеяться на то, что поэзия Загаевского найдет признание и у нас.

Адам Загаевский – прекрасный, сильный поэт со своим независимым взглядом на мир. Я неоднократно встречался с ним в Польше на поэтических праздниках и фестивалях. Во время одной из таких встреч я позволил себе преподнести ему свое, написанное по-польски стихотворение «Gdyby Polska», ставшее откликом на его стихотворение о России, и поэт с улыбкой прочел его своей жене, стоявшей рядом:

 GDYBY POLSKA…

Adamowi Zagajewskiemu

Gdyby Polska stała się Litwą Ojczyzną moją
ściskającą szlachetną szyję Rylejewa
straconego za Wolność Waszą i Naszą
Gdyby przestała być łąką zacietrzewionych osłów
pasących się na minowym polu nienawiści [2]
Gdyby posłuchala rozpaczliwego PULL UP! PULL UP!
zamiast staczać się coraz niżej
aż do dotknięcia skrzydłem brzózki rosyjskiej –
Gdyby Polska… Gdyby Polska…

Анатолий Нехай



[1] См. например, антологию «Польские поэты ХХ века» Наталии Астафьевой и Владимира Британишского («Алетейя», СПб, 2000), подборку в журнале «Звезда» №10 (2009), посвященном польской культуре, а также антологию польской поэзии «Из века в век» (М., МАГИ, 2011).

 [2} Здесь я использовал строчку из стихотворения Казимежа Вежиньского "Как вести беседу" ("Lekcja konwersacji").