Выпуск 18

Россия глазами поляков

В Иркутске

Мачей Строиньский

Мы сидели за тем же самым столиком и пили то же самое пиво. Только было значительно позднее. И опять тёплый вечер способствовал тому, что «ангарское побережье» молниеносно заполнилось людьми.

    Ранее встреченных инженеров, естественно, не было [...].

    Рядом за столиком сидели три девушки. Приблизительно лет восемнадцати. У одной были красивые рыжие волосы. Мы сели около них на подоконник. Девушки часто бросали на нас взгляды. Было видно, что они нами заинтересовались. Наконец, они пригласили нас за столик. Рыженькая использовала каждую минуту. Арек начал с классического вопроса:

— Чем вы занимаетесь?

— Мы студентки милицейской школы.

Мы сидели и пили пиво с тремя красивыми девушками в сексуальных юбочках, которые ежедневно должны быть полицейскими? Серьёзно? У нас было глупое выражение, написанное на лбу, и мы не верили в то, что услышали. Было впечатление, что они искренне забавлялись нашей реакцией.

В конце концов, рыжая девушка сунула руку в сумочку и, немного поискав, вытащила какой-то документ. Подала его мне. Это было удостоверение, написанное кириллицей. Я даже не мучился с прочтением. Фотография развеяла сомнения. На ней была она с заколотыми волосами в полицейском мундире. Рядом была запись, подтверждающая, что Ксения Макарова — студентка полицейской школы.

 Девушка, сидевшая рядом со мной, была в бордовом мини и кофточке с тигровым рисунком, оставлявшей живот голым. Подозреваю, что она была без лифчика. Начал её фотографировать. Аппарат любил её. Ксения любила аппарат. Она вскочила на подоконник, на котором несколько минут тому назад мы сидели, и стала позировать, как профессиональная фотомодель.

Мы пили пиво и разговаривали. А когда заиграла музыка, начали танцевать. Она танцевала не так красиво, зато очень чувственно. Тогда я понял, что она все-таки была без лифчика. Танцы под русские хиты диско были в разгаре, когда Ксения и её подружки сказали нам, что "все, мы выходим".

  Мы были удивлены, что они уходят в середине танцев. Тем более, что на следующий день было воскресенье, а в России в воскресенье не бывает занятий в вузах. Ксения объяснила, роскошно показывая ряд ровных и красивых зубов, что это не занятия, а практика по стрельбе, и начинается она завтра очень рано. Раннее окончание танцев нас тоже устраивало, т.к. на следующий день мы планировали выезд на озеро Байкал. Вместе с девушками мы пошли в сторону улицы Ленина. 

Автобусы в это время уже не ходили. Маршруток было немного, а те, которые проезжали были переполнены. Мы поймали «оказию». Сегодня мы назвали бы это «Uberem». «Оказия» или приватный шофёр, возивший людей за деньги, подъехал Тойотой с правосторонним рулём. Это был один из многих автомобилей из нелегального импорта из Японии. Кажется, никого не волновало, что в Иркутске у половины хозяев приватных автомобилей, движущихся по городу, руль с правой стороны. Шофёр нашей «оказии» ехал как шальной и все время шел на обгон, даже не убедившись в том, едет ли что-то навстречу.

В какой-то момент я увидел, что обгоняя одну из маршруток, мы едем просто навстречу другому автомобилю. Мы миновали его в последнюю минуту, буквально касаясь друг друга. «Казак» из нашего шофёра был страшный. Страшной была и сама дорога. Но «водила» не обращал внимания на это и на трамвайные пути. Машину бросало во все стороны, однако мы проехали половину Иркутска за несколько минут.

Девушки вышли из автомобиля, дав нам перед этим номера своих телефонов. Мы договорились на следующий понедельник. А на вторник у нас уже  были авиабилеты на Магадан.

После целого дня, проведенного на Байкале, я не был уверен, что мы ещё увидимся с Ксенией. Однако, несмотря на это, в понедельник ехал над Ангарой с сильно бьющимся сердцем. У Арека на этот день были другие планы. Хотел…слегка пошлифовать свой китайский ствол.

Это был первый целый день, который я должен был провести без общества Арека, без его знаний о России, без его знания русского языка и, наконец, без его опеки.

Я немного нервничал, потому что наш прежний опыт показывал, что в этой стране в каждую минуту может случиться все, что угодно.

Однако в Ксении был такой магнит, что все эти беспокойства бледнели и пропадали. Мы встретились с ней у театра. Были вдвоём.  Оказалось, что она сплавила приятельниц, потому что хотела побыть сама, только со мной.

Привела меня в ресторан «Ангара» - одно из лучших гастрономических мест в Иркутске, которое предлагает деликатесы русской кухни.

Для питья я взял хлебный квас, а Ксения пиво Holstein. Мне хотелось попробовать местные деликатесы, поэтому на закуску заказал холодец, то есть студень из бульона с кусочками мяса. К этому официант подал, конечно, хлеб, потому что это абсолютный стандарт. Я очень удивился, когда на столе появился ещё и хрен. Было замечательно.

Официанты рекомендовали следующие русские деликатесы, и я взял пельмени, которые обожаю. Были особенно «wkusnyjе»!

Очень сытые, а может быть даже объевшиеся, мы пошли на прогулку. Рыженькая и покрытая веснушками милиционерша показывала мне город, самые важные здания и места, которые для неё что-то значили, и рассказывала о себе.

Она пошла в милицейскую школу, потому что не было другого выбора. Оба родителя работали в милиции. Мать в администрации, а отец дослужился до высокой должности и стал комендантом городской милиции в Иркутске.

В то время тот факт, что у меня начался роман с дочкой милицейской шишки, был для меня достаточно абстрактным. Ксения была красива и необыкновенно чувственна.

Рассказывала, что быть милиционером — это не вершина её мечтаний. Что любит стрелять и в своей категории стала даже вице-чемпионкой России. Смеялась, что стреляет так хорошо, что старшие милиционеры, с которыми ходит в тир, бояться вынимать при ней свои пистолеты, потому что стыдно.

Этим она занималась почти с детства. Когда другие девочки ходили на балет, на уроки игры на фортепиано или сборы советских пионеров, отец забирал её в тир. Первый выстрел из пистолета она сделала ещё при помощи отца, когда ей было едва пять лет. Была обречена на этот спорт.

Спросил её, она как представляет своё будущее в этой стране. Тогда она сильно прижалась ко мне и сказала прямо в ухо, что хотела бы его представить его… в Польше. Я оцепенел. Хотя мне было действительно приятно, однако в её словах я услышал  завуалированное  предложение о замужестве. Как мне показалось, рыженькая сказала именно об этом.

Она была дочерью коменданта милиции с готовой военной карьерой в стране Владимира Путина. Я думал, что для такого человека как она, перспектива жизни в Польше ничем не будет интересна. Однако оказалось, что для девушки из Иркутска возможность переезда на несколько тысяч километров на запад была билетом в рай.

—   Вернусь в Польшу и организую там твой приезд — осторожно предложил я. Ксения ответила мне самой красивой улыбкой, которую я у неё видел. А потом, сильно прижалась ко мне, очень сильно. Я не мог определить, сколько корысти, а сколько искренних планов было у неё на будущее. Обнявшись, мы так и гуляли по столице Восточной Сибири.

Она хотела, чтобы я рассказывал ей о Польше и о том, что я там делаю. Отвечала рассказами о том, как ей было трудно в начале своей учебы в милицейской школе и о том, как чуть-чуть не застрелила насильника.

Извращенец напал на неё, когда она поздно ночью возвращалась с занятий в школе. У неё как раз был при себе спортивный пистолет. Вместо того, чтобы возвращаться в форме, оделась в гражданскую одежду - юбку и кофточку. Тот приставал к ней уже в маршрутке, но она не обращала не него внимания. Когда она вышла, он тоже выскочил из бусика.

Сначала мужчина шёл в нескольких шагах за ней, а потом на площади перед её начальной школой подбежал и схватил её поперёк туловища. Хотела вырваться, но он был очень сильный. Просунул свою руку под её блузку и затянул в тёмное место. Там свалил её на землю, сунул руку под юбку. Пробовал снять трусы, но именно тогда, когда он сосредоточился на том, что ниже пояса, Ксения сумела вытащить из сумочки свой пистолет. Ударила его корпусом в висок.

Извращенец, однако, не перевернулся без сознания на спину, как это бывает в сценариях фильмов, но его немного отбросило в сторону. Сознание сохранилось. Этой минуты было достаточно, чтобы Ксения перехватила инициативу. Наставила пистолет на насильника и сказала ему, что тот арестован. Мужчина не успокоился. И хотел снова атаковать.

Тогда Ксения как истый милиционер, выстрелила. Насильника отбросило далеко, так как выстрел был с близкого расстояния. Ксения целилась в плечо, но попала в ключицу. Это сильно остудило его намерения.

 У Ксении не было наручников, поэтому она не могла его сковать. Но в районе, где она жила, выстрелы вызвали любопытство. Вскоре появились местные жители, которые вызвали милицейский патруль. В то время, когда мы гуляли по Иркутску, несостоявшийся насильник Ксении все ещё сидел в тюрьме.

Мы пообедали и съели мороженое. Гуляли вместе до позднего вечера. Было фантастически. Хотя между нами ничего не было, но и так, несомненно, в те несколько часов возникло обоюдное возбуждение, высвободившее много позитивной энергии. Ксения оставила мне открытку с сердечком и признанием в любви. Выходя из «оказии» перед домом, сильно прижалась ко мне и прошептала прямо в ухо: — Прощай, любимый!

Никогда больше мы не встретились с ней. Я написал ей два письма из Польши. Выслал фотографии и газету, в которой писал о ней. Также приглашение в Польшу. Как и обещал. Ксения не использовала его. До сих пор не знаю, почему.

 Источник: 

Maciej Stroiński "To jest taki Russian style! (12000 km na kraniec Rosji i z powrotem)"
Oficyna 4eM W-wa, 2018

Перевод с польского: Клаудиа Малковская

В Иркутске

В недавно открывшемся варшавском издательстве Oficyna 4eM вышла книга с интригующим заглавием "Это такой русский стиль! (12000 км на край России и обратно)", повествующая о похождениях двух молодых поляков, совершивших самодеятельное путешестие по Транссибирской магистрали от Москвы до Иркутска и оттуда (самолетом) в Магадан и его окрестности. В этой книге есть масса эпизодов, представляющих интерес не только для польских, но и для русских читателей, позволяющих взглянуть на нынешнюю Россию как бы со стороны. Среди них есть как забавные, так и драматические и даже романтические эпизоды.

Предлагаем Вам отрывок из этой книги, любезно подаренной нам издательством, о романтическом приключении автора, случившемся с ним в Иркутске.




Выпуск 18

Россия глазами поляков

  • Поцелуй на морозе
  • В Москве
  • В Ленинграде
  • В Москве (часть 2)
  • По следам Харузина
  • Испанцы и русские
  • Швейцарские каникулы
  • Колхоз под Бухарой
  • "Паломничество" и др. песни
  • Жизнь в Петрограде в 1919-1921 гг.
  • Перед кронштадтским восстанием
  • Штурм Кронштадта
  • Писатель Мариуш Вильк, его русская жена и дом над озером Онего
  • Бунин и Польша
  • Шоана
  • Апсуара
  • (Не)природные богатства России
  • Павловские прогулки
  • В Иркутске