Выпуск 8

Россия глазами поляков

"Паломничество" и др. песни

Яцек Качмарский

Паломничество

В великий голод во столицу шли
К царю с мольбой и жалобой они.
И хлеб, и мёд, и песни в дар несли.
«Боже, Царя храни!»

Шли по Руси среди седых берёз,
Где петербургских куполов огни.
И ветер песню кроткую их нёс:
«Боже, Царя храни!»

И песня донеслась туда, где царь
Радел о благоденствии страны,
Раздался хор крестьянский у дворца:
«Боже, Царя храни!».

Шёл из столицы воинский напев,
Шальные кони мчали вдоль равнин
Нагаек свист и государев гнев.
«Боже, Царя храни!»

И лязг копыт сносил покорно грунт,
Ни слова, ни слезы не проронив.
Пришли туда, где пел крестьянский бунт
 «Боже, Царя храни!»

Все голоса слились в единый хор,
Потом команды крик: Пошли! Громи!
Рубили спины сабля и топор.
«Боже, Царя храни!»

Копыта вязли в брошенных хлебах,
Топили землю в мёде и в крови.
Но не смолкала песня на губах:
«Боже, Царя храни!»

Но ведал царь, чего не знал народ:
Когда дрожал от ропота гранит,
Совсем иное значило в тот год
«Боже, Царя храни!»

* История, произошедшая в середине XIX века. (Примечание Я. Качмарского)

Молитва

Коль нас не защитит Святая Дева,
Кто путь нам истинный укажет?
Ей возношу молитвы ежеденно,
Чтоб оградила нас от жажды.

От жажды плоти, в хлебе ненасытной,
От жажды душ, что и любовь изжили,
От жажды мести, что в сердцах сокрыта,
От жажды власти, что всегда — насилье.

Коль нас не защитит Святая Дева,
Где взять народу жизни силы?
Ей возношу молитвы ежеденно,
Чтоб нас — от нас же защитила.

От нас, что, утопая, ближних топят,
Мечты поглубже от насмешек спрятав,
С петлёй на шее — казнь свою торопят:
Сапог заносят, чтоб ударить брата.

Коль нас не защитит Святая Дева,
Кто путь нам истинный укажет?
Ей возношу молитвы ежеденно,
Чтоб оградила нас от жажды.

Пейзаж с тремя крестами

(по картине А. Мантенья)

Кресты Голгофы высятся поныне.
Вокруг мерзавцев сброд осатанелый.
Два крайних пýсты. Только посредине
Всегда увидеть можно чьё-то тело.

Псы копья окровавленные лижут,
Играют в кости стражники порядка,
А солнце опускается всё ниже,
Тень покрывает землю без остатка.

Вдали гудит пчелиный рой столицы,
Костей ворчанье, пьяная икота.
И Ангелов печально смотрят лица
На реки крови, льющейся без счёта.

Переводы Дениса Пелихова

"Паломничество" и др. песни

Яцек КачмарскийЖизнь поэта и барда Яцека Качмарского (1957-2004) пришлась на годы больших социальных и политических перемен, происходящих во всем мире. Он был свидетелем не только разрушения коммунистического строя, но и взрывов, которые до него довели, а также попыток построить новые системы вместо гигантского колосса – СССР. Сначала Качмарский был горячим борцом за свободу, за угнетённых. Наблюдая за переменами конца 1980-х гг., он стал как бы совестью общества, подвергающегося этим переменам. Хотя Качмарский был назван «бардом Солидарности», а его позднейшие выступления некоторые считали изменой ее идеалам, то он не хотел согласиться с таким суждением. Действительно, в мире поэзии Качмарского политика составляет лишь часть. Она - вместе с историческими, межчеловеческими, эротическими мотивами, а также мотивами, которые были инспирированы другими видами искусства, - даёт понятие о разнообразии его творчества, еще ждущего своего открытия русским читателем.

Предлагаем Вам, уважаемые читатели, в переводе Дениса Пелихова (Челябинск) три стихотворения – три песни Яцека Качмарского на духовную тему, одно из которых связано с Россией.




Выпуск 8

Россия глазами поляков

  • Поцелуй на морозе
  • В Москве
  • В Ленинграде
  • В Москве (часть 2)
  • По следам Харузина
  • Испанцы и русские
  • Швейцарские каникулы
  • Колхоз под Бухарой
  • "Паломничество" и др. песни
  • Жизнь в Петрограде в 1919-1921 гг.
  • Перед кронштадтским восстанием
  • Штурм Кронштадта
  • Писатель Мариуш Вильк, его русская жена и дом над озером Онего
  • Бунин и Польша
  • Шоана
  • Апсуара