Выпуск 7

Наша история

Прогулка по "польской" Гатчине

Анатолий Нехай

 

Анатолий Нехай

ПРОГУЛКА ПО «ПОЛЬСКОЙ» ГАТЧИНЕ

I. По дороге в Гатчину

Наш путь в Гатчину пройдет вначале по тому же Царскосельскому тракту, что и дорога в Царское село (Пушкин), которое мы посетили накануне. Не доезжая Пулковских высот, дорога раздваивается: одна сворачивает налево, к городу Пушкину, о чем свидетельствует установленный справа памятник поэту, а по другой мы начинаем подъем на Пулковскую гору (75 м над уровнем моря), на вершине которой расположена знаменитая Главная обсерватория Российской Академии наук, или попросту Пулковская обсерватория.

Пулковская обсерватория. Основанная в 1839 г. обсерватория, создателем и первым директором которой был академик Василий Яковлевич Струве (1793-1864), по праву считается астрономической столицей России. Прямая дорога с лестницей на склоне горы, соединяющая главное здание обсерватории с Пулковским шоссе – это и есть знаменитый Пулковский меридиан, от которого исчисляется время на территории нашей необъятной страны. Работа в Пулковской обсерватории всегда была прекрасной школой для молодых астрономов, приезжавших сюда со всей России и из зарубежных стран. В их числе были и польские астрономы: Тадеуш Банахевич (1882-1954) и Елена Казимирчак-Полонская (1902-1992, с 1987 г. – монахиня Елена). Она похоронена тут же, на кладбище астрономов в Пулково. Этого кладбища с дороги не видно, зато видны многочисленные воинские захоронения – память о тяжелых боях, проходивших здесь в годы Великой Отечественной войны. В течение всех 900 дней блокады на Пулковских высотах держала оборону 13-я стрелковая дивизия. Отсюда же пошли в наступление бойцы 42-й армии на прорыв блокады зимой 1944 г.

Воинские мемориалы. Пулковский рубеж обороны Ленинграда отмечен возведенным на вершине Пулковской горы в 1967 г. мемориалом.В центре его – большое мозаичное панно, посвященное боевым и трудовым подвигам ленинградцев. Слева и справа от него – два танка Т-34. Далее, на левой обочине ведущего к Гатчине Киевского шоссе видна небольшая треугольная стела. Именно здесь в 1941-1944 гг. проходил передний край обороны Ленинграда. По пути нам встретятся и другие воинские мемориалы, входящие в т.н. «Зеленый пояс славы». На 31 км Киевского шоссе, на границе Гатчинского р-на, с правой стороны мы увидим памятный знак «Орудиям батарей литера А», установленный в 1988 г. На этом рубеже в августе-сентябре 1941 г. в боях за оборону Ленинграда героически сражались моряки-артиллеристы крейсера «Аврора». При этом были задействованы 9 орудий главного калибра, снятые с «Авроры» и др. кораблей Балтийского флота, размещенные на участке от Вороньей горы до Киевского шоссе. В пос. Верево (в 5 км от Гатчины) также имеется воинский мемориал. Он был сооружен в 1975 г. на месте захоронения воинов 120 и 201 Гатчинских стрелковых дивизий, принимавших участие в боях за освобождение Гатчины в январе 1944 г.

 

II. Въезд в Гатчину

Красные казармы. Киевское шоссе насквозь проходит Гатчину, поэтому в ней есть «Въезд» (название северного микрорайона города) и «Выезд». На въезде нас встречают Ингербургские ворота, напоминающие о существовавшей здесь когда-то потешной крепости Ингербург, строившейся Павлом I (строительство так и не было закончено). Сразу за воротами с обеих сторон шоссе – объект, который жители называют «Красными казармами». Это действительно казармы размещавшейся здесь артиллерийской воинской части, построенные в 1876 г. военным инженером Иваном Клементьевичем Клодницким (1844-1898), дослужившимся до генеральского чина и имевшим польское дворянское происхождение. Семья Клодницких имела свою усадьбу в старой части Гатчины с деревянным домом, построенным по собственному проекту Ивана Клементьевича, которая сохранилась до наших дней, хотя и в крайне запущенном состоянии. Военный инженер Клодницкий руководил также строительством многочисленных «караулок» – красных каменных домов для сторожей, охранявших императорские гатчинские парки. Его младший брат, Клементий Клементьевич Клодницкий, тоже был военным и служил в Лейб-гвардии Павловском полку в чине полковника. Похоронен на Гатчинском кладбище в 1895 г.

К Варшавскому вокзалу. Проехав Красные казармы и повернув налево по Ингербургской улице (ныне ул. 7-й Армии) мы приблизимся к полотну Варшавской железной дороги и повернем направо по Ольгинской улице (ныне ул. Чехова), к Варшавскому вокзалу. Гатчина была одним из первых городов России, получивших железнодорожное сообщение. Императорская резиденция была связана с Петербургом линией железной дороги, построенной в 1853 г. и затем удлиненной – вначале до Пскова (1859), а затем и до Варшавы (1862). Отдельная ветка, проложенная до прусской границы, соединила Санкт-Петербург со столицами европейских государств. В связи с этим в Гатчине появился Варшавский вокзал, построенный польским архитектором Петром Онуфриевичем Сальмоновичем (1833–1898). Им же были построены Варшавский вокзал в Санкт-Петербурге (1858–1860) и вокзал в Александровской. Оба вокзала сохранились до нашего времени, а вот гатчинский был разрушен во время войны и восстановлен в 1954 г. уже в другом архитектурном оформлении. Следует отметить, что строительством Варшавской дороги с 1852 г. руководил известный мостостроитель, польский инженер Станислав Валерианович Кербедз (1810–1899), автор проекта Благовещенского моста над Невой.

Во время Первой мировой войны по Варшавской железной дороге с фронта перевозилось множество раненых. Один из госпиталей располагался в Гатчине, его опекала великая княжна Татьяна Николаевна. Для выгрузки раненых в Гатчине был устроен специальный полустанок, названный ее именем: Татьянино. Любопытно, что он никогда не переименовывался. Сама же Гатчина в бурном XX веке переименовывалась неоднократно: Троцк (1923), Красногвардейск (1929), Линдеманштадт (1941) и снова Гатчина (1944) – будем надеяться, навсегда!

III. Центр города

Дом Щербова. Между Татьянино и Варшавским вокзалом, с правой стороны улицы, находится объект, где мы сделаем остановку. Это особняк известного в начале XX века художника-карикатуриста Павла Егоровича Щербова (1866-1938). Его дом был одним из центров культуры в Гатчине, здесь гостили Ф. И. Шаляпин, А. И. Куприн, художник М. Нестеров, композитор В. Андреев и другие выдающиеся деятели русской культуры. В годы Великой Отечественной войны дом не был разрушен, однако вплоть до 80-х гг. здесь размещалась жилая коммуналка на 12 квартир. В 1992 г. в здании был открыт «Литературно-мемориальный музей-усадьба художника П.Е. Щербова», где, помимо музейных экспозиций, проводятся выставки, организуются концерты.

Художник был состоятельным человеком, и дом для него строил знаменитый архитектор польского происхождения Стефан (Степан Самойлович) Кричинский (1874-1923). Дом Щербова построен им в 1910–1911 гг. в стиле северного модерна. Здание отличается подчеркнутой простотой отделки, лаконизмом архитектурных форм. В то же время оно завораживает посетителя интересно скомпонованными, как бы «перетекающими» друг в друга объемами. В центре здания находится большой двухэтажный холл с камином. Лестница, заканчивающаяся галереей, ведет наверх, в мастерскую художника. Особняк Щербова – наивысшее достижение Кричинского по новаторству, оригинальности, смелости эксперимента.

В конце своей жизни, так рано оборвавшейся, Кричинский мечтал о строительстве городов-садов, где человек жил бы в близком контакте с природой, и даже сделал попытку строительства такого города-сада в 1921–1922 гг. в Екатеринодаре (ныне Краснодаре) и планировал также в Парголове. Нам кажется, что Гатчина наиболее близка к этому идеалу Кричинского, и он не зря поместил здесь свою работу. Сохранился выполненный им проект еще одного здания в Гатчине – универсального магазина Гвардейского экономического общества (в 1907–1909 гг. с участием Кричинского строилось главное здание этого универмага на Конюшенной улице в Петербурге, известное как «ДЛТ»), но гатчинский проект так и не был осуществлен.

Павловский собор. Познакомившись с музеем, по широкой зеленой Бульварной улице (позднее Баггавутовская, ныне ул. Карла Маркса) направляемся в самый центр города, где возвышается Павловский собор, хорошо видимый с Киевского шоссе при подъезде к Гатчине. Пятиглавый собор в честь Св. Апостола Павла был построен в 1846-1850 гг. по велению императора Николая I, пожелавшего почтить память своих усопших родителей, брата Константина и сестры Елены. Архитектор Роман Иванович Кузьмин (1811—1867) создал простое и величественное здание, во внутренней отделке которого принимали участие художники Ф.А. Бруни, М.И. Скотти и др., настенную роспись выполнил Ф.С. Завьялов, купольную – академик П.И. Шамшин. Особую ценность представляет кипарисовый иконостас, выполненный резчиком Скворцовым. У главного алтаря – копия Филермской иконы Матери Божьей – одной из Мальтийских святынь, полученных Павлом I в подарок от Мальтийского ордена. В соборе также хранится главная гатчинская святыня – рака с мощами преподобомученицы Марии Гатчинской, канонизированной РПЦ в 2006 г.

История Павловского собора глубоко трагична: в 1938 г. храм был закрыт, двое из его священнослужителей – настоятель Алексий Благовещенский и протоирей Александр Калачев – арестованы и расстреляны, имущество конфисковано, иконостас разобран. Одна из прихожанок купила его «на дрова», благодаря этому иконостас удалось спасти. Перед 1940 г. началась перестройка здания собора под кинотеатр; война, однако, помешала этим планам. Во время немецкой оккупации храм был открыт для верующих, что не облегчило участи его священнослужителей после освобождения Гатчины. В настоящее время настоятелем собора является митрофорный протоиерей Владимир Феер, которому удалось сделать Павловский собор одним из лучших храмов Ленинградской области.

Костел Пресвятой Девы Марии. Гатчина – город многих конфессий. Открытое в 1851 г. гатчинское Новое кладбище имело, помимо православного, также лютеранский, католический, иудейский и мусульманский участки. Католический костел появился в Гатчине не сразу. Вначале католики не имели своего храма и собирались на молитвы в Сиротском институте и др. местах, затем (1876) была выстроена католическая деревянная каплица Христа Спасителя на участке между Николаевской и Александровскими улицами (ныне улицы Урицкого и Володарского соответственно). В ее строительстве принимал самое активное участие Константин Леонович Мацулевич, капеллан римско-католической капеллы при Сиротском институте и настоятель Царскосельского костела св. Иоанна. Число католиков в городе постепенно росло (в 1902 г. приход насчитывал уже 1269 чел.), и в 1906 г. было принято решение о строительстве нового каменного костела на Александровской улице (ныне ул. Володарского, 28а). От Павловского собора до него всего несколько минут пешком, и мы туда прогуляемся.

Проект костела был выполнен известным петербургским архитектором польского происхождения  Львом Петровичем Шишко (1872–1943), автором многочисленных построек в Петербурге и за его пределами. Изящное здание в псевдоготическом стиле с высокой колокольней было способно вместить до полутора тысяч молящихся. Средства для строительства (более 25 тыс. рублей) были собраны прихожанами, и это дало возможность начать стройку. Сохранились имена донаторов: Соломея Линевич, завещавшая на строительство костела свой двухэтажный каменный дом на Люцевской улице (ныне ул. Чкалова), дворянин М.Ф. Жолковский, завещавший большой участок земли со строениями, вдова статского советника Ю.И. Щербинина и многие другие. Стройка шла медленно, архитектор Л.П. Шишко, осуществлявший на первых порах надзор над строительством, вскоре отказался от этого из-за отступлений от проекта, допущенных администрацией, и его достраивали уже другие строители.

В ноябре 1911 г. готовый костел был освящен епископом Яном Цепляком (1882–1928) во имя Пресвятой Девы Марии. Его размеры с избытком удовлетворяли потребности прихода. Однако в годы Первой мировой войны в связи с большим наплывом беженцев из Польши число его прихожан резко возросло. В 1916 г. число беженцев в Гатчине и районе превысило 5 тыс. человек при числе постоянных прихожан 2100 чел. В это время католические часовни начали строиться также и в окрестностях Гатчины: в Вырице, Сиверской, Тайцах, Дружноселье…

После революции гатчинский костел постигла судьба большинства храмов в России, независимо от вероисповедания. В 1922 г. костел был закрыт и опечатан, затем приход лишился и своего дома на Люцевской улице. В эти тяжелые годы гатчинский приход возглавлял ксендз Владислав Чегис, арестованный в 1931 г. за «контрреволюционную деятельность». Через два года его удалось освободить в порядке обмена политическими заключенными, и он вернулся в Латвию. В 1937 г. костел закрыли окончательно, и в нем была устроена пекарня. В годы Великой Отечественной войны здание костела сильно пострадало, в руинах были размещены столярная мастерская и гараж.

Воссоздание католического прихода в Гатчине началось в 1992 г., когда в Гатчину по просьбе местных католиков приехал викарий петербургского прихода Матери Божией Лурдской каноник Эдмунд Каптуркевич, отслуживший заупокойную службу на Новом кладбище. В 1993 г. в Гатчине был зарегистрирован небольшой католический приход, первым настоятелем которого в 1994 г. стал салезианец о. Веслав Домбровский.

Костел в полуразрушенном состоянии был возвращен верующим, и с 1995 г. в его отремонтированной части начались богослужения. В настоящее время его настоятелем является о. Владимир Кабак, тоже салезианец, руководящий «по совместительству» салезианской типографией «Дон Боско» у Варшавского вокзала.

Госпиталь и Сиротский институт. От Павловского собора мы отправимся к главной цели нашего путешествия: гатчинским дворцам и паркам. По дороге увидим слева здание Гатчинского госпиталя, построенное в 1820 г. где сейчас размещается Администрация города, и стоящее рядом с ним старинное здание бывшей богадельни (1803), в котором проживали первые, по-видимому, поляки в Гатчине, призванные на службу вдовой Павла императрицей Марией Федоровной. Мария Федоровна после гибели мужа усиленно занималась благотворительностью, при ее участии были, в частности, созданы Повивальный дом, Екатерининский и Павловский институты  в Петербурге, а в самой Гатчине – Госпиталь и Дом для бедных (богадельня). Для ухода за больными в роли качестве сестер милосердия были приглашены польские монахини из Конгрегации св. Викентия Поля (т.н. «шаритки»,  от французского “charité” – милосердие). В 1804 г. несколько сестер прибыли в Гатчину из Житомира и Креславля (ныне Краслава в Латвии). Жили они сначала во дворце, а потом в упомянутой богадельне и прослужили в Гатчине около двух лет.

Далее на главной улице Гатчины нам встретится упомянутый Сиротский институт. Она когда-то носила название Большого проспекта (позднее  проспект Павла I, ныне проспект 25 Октября). Сиротский институт также был создан по инициативе Марии Федоровны в 1803 г. (он назывался тогда Сельским воспитательным домом). Вначале это было двухлетнее училище, рассчитанное на 600 учеников, как мальчиков, так и девочек, в возрасте от 7 лет, и целью его было «дать первоначальное образование несчастно-рожденным сиротам обоих полов в духе чисто ремесленном». В нем готовились воспитанники для Петербургского воспитательного дома. В 1823 г. училище расширили, было построено нынешнее здание по проекту архитектора Д. И. Квадри, облицованное парицкой плиткой. В 1837 г. воспитательный дом был преобразован в 8-классную мужскую гимназию для сирот, куда принимали детей из дворянских семей в возрасте 10-12 лет – Сиротский институт. Среди его воспитанников было немало поляков, в их числе Владислав Константинович Грибовский (1899–1977) – военный летчик и конструктор планеров и самолетов.

Директором института одно время тоже был поляк Осип Доливо-Добровольский, оставивший о себе недобрую память жестоким обращением с воспитанниками и вынужденный уйти в отставку после того, как ученики устроили ему «темную». Старшему его сыну, Михалу (Михаилу Осиповичу) Доливо-Добровольскому (1862–1919), родившемуся в Гатчине, суждено было стать знаменитым инженером и ученым. Он – один из создателей техники трехфазного переменного тока, о чем говорит памятная доска на стене здания Института.

В настоящее время в бывшем Сиротском институте действуют два учебные заведения: школа-интернат и Гатчинская гимназия им. К.Д. Ушинского. Великий русский педагог Константин Дмитриевич Ушинский (1823-1871) преподавал в нем русскую словесность и юридические науки в 1854–1859 гг.

IV. Дворцы и парки

Гатчинский дворец. За Сиротским институтом сразу же начинается Гатчинский парк, где на берегу Серебряного озера возвышается Большой Гатчинский дворец, вначале принадлежавший фавориту Екатерины II Григорию Орлову, а после его смерти подаренный государыней великому князю Павлу Петровичу по случаю рождения у него второго сына Константина. Это случилось в 1783 г, и с этого времени Гатчина стала сначала великокняжеской, а после смерти Екатерины II – царской резиденцией, любимым местом отдыха царской семьи. Здесь не место пересказывать всю ее историю, ограничимся лишь несколькими эпизодами, связанными с пребыванием в Гатчинском дворце выдающихся гостей из Польши.

Станислав Август Понятовский. Экс-король Польши Станислав Август Понятовский (1732-1798), низложенный в 1795 г., последний год своей жизни провел в Петербурге. Император Павел I, освободивший до этого из заключения Костюшко и его соратников, пожелал видеть экс-короля в своей столице и отвел ему для проживания Мраморный дворец, принадлежавший великому князю Константину. Понятовский вынужден был участвовать в придворной жизни, приемах, театральных представлениях и концертах, ездил на коронацию императора в Москву, а после возвращения оттуда посетил также и Гатчину, где пробыл около трех недель.

Остался «Дневник», написанный личным секретарем короля, и записи в камер-фурьерских журналах, освещающие этот период его жизни. Станислав Август, так же как и Павел, был знатоком и ценителем искусства. Первым делом он осмотрел коллекции Гатчинского дворца и оценил прекрасную портретную галерею и коллекцию произведений европейской живописи: большие пейзажи Робера и Верне, а также картину, где была изображена охота на оленя, которую принц Конде устроил для Павла во время пребывания Великого князя в Шантильи (сейчас эта картина находится в собрании Павловского дворца).  Гость также оценил по достоинству два великолепных античных барельефа, приобретенных Павлом в Италии. Внимание короля также привлекла роспись мраморных пилястров в парадной опочивальне, выполненная польским художником Лабенским, проработавшим несколько лет в мастерской придворного живописца короля Марчелло Бачиарелли. Гость почти ежедневно посещал театральные представления итальянских и французских актеров в придворном театре, участвовал в прогулках по парку и в двух поездках: в каменоломню в Парицах и на мельницу в Суйде, находящуюся в семи верстах от Гатчины.  Королю были выделены небольшие апартаменты на первом этаже, и на царские обеды и ужины он поднимался на второй этаж. Принеся поздравления императору по случаю дня его рождения, Понятовский вернулся в Петербург, однако через месяц приехал снова, чтобы поздравить супругу Павла I Марию Федоровну с ее днем рождения. Еще через четыре месяца король скончался в Мраморном дворце.

Братья Чарторыйские. Еще до вступления великого князя Павла Петровича на престол ему были представлены молодые князья: Адам Чарторыйский (1770–1861) и его брат Константин (1773–1860), которым Екатерина II предложила приехать в Санкт-Петербург в качестве заложников в ответ на просьбы княжеского рода Чарторыйских вернуть им имущество, конфискованное во время 3-го раздела Польши. Братья жили при дворе в 1795–1798 гг., участвовали в придворных мероприятиях и сдружились с детьми Павла, великими князьями Александром и Константином. После восшествия Павла I на престол  братья участвовали в его коронации в Москве, а затем переехали в Гатчину. В своих «Записках» Адам Чарторыйский пишет: «По возвращении с коронации двор поселился в Гатчине, где император Павел любил проводить осень […] Дружба и необычайное доверие, выказываемое нам ве­ликим князем Александром, и короткость, которую разреша­ли нам по отношению к себе оба брата, вознаграждали нас вполне за скуку и грустное пребывание в Гатчине и не по­зволяли нам жаловаться». И далее: «Назначенный состоять при особе великого князя (Александра) в качестве старшего адъютанта, я, по обязанностям службы, должен был сопровождать его на па­рады. Каждый день после обеда я являлся к нему за прика­заниями; то были минуты интимных бесед». Распорядок дня был таков: «Часы были стро­го распределены. Единственным ежедневным обязательным занятием был парад; проведя там один или два часа каждое утро, мы затем были весь день свободны, исключая воскрес­ные и праздничные дни, когда мы были принуждены испол­нять некоторые обязанности при дворе».

Отношения с великими князьями действительно были короткими. «Я помню, что мне часто приходилось вести с великим князем Константином очень запальчивые споры, в которых я не уступал ему ни в словах, ни в жестах до такой степени, что однажды мы с ним даже подрались и вместе упали наземь. Я думаю, что именно эти воспоминания побуждали великого князя постоянно до известной степени щадить меня в то время, когда он всесильно господствовал в Польше и был очень раздражен против меня. То были для него воспомина­ния школьных лет, какие бывают у всякого, и они-то слу­жили мне защитой от более тяжелых проявлений его гнева».

Сама же Гатчина князю Адаму не понравилась. После возвращения из поездки Павла I по России весной 1798 г.,  получив за участие этой поездке орден св. Анны 2 степени, он писал:  «К осени надо было снова перебираться в Гатчину. Император Павел для наиболее грустного в России времени года выбрал и наиболее грустное местопребывание, какое только можно себе представить. Он хотел, вероятно, чтобы туда отправлялись единственно из повиновения его воле».

Св. Зыгмунт Щенсны Фелиньский.  В Гатчину поляки попадали не всегда по своей воле. Пример – варшавский архиепископ Зыгмунт Щенсны Фелиньский (1822–1895), содержавшийся в заключении в Гатчинском дворце в 1863 г. как государственный преступник. Фелиньский закончил Московский университет, попутешествовал по Европе, затем поступил в Римско-католическую Духовную Академию в Петербурге и совершил головокружительную карьеру: уже в 1862 г. в Петербурге его назначили варшавским архиепископом, то есть Примасом Царства Польского. Но Фелиньский не оправдал надежд… Находясь в Париже, он опубликовал в журнале “Monitor” письмо царю Александру II с осуждением репрессий, направленных против повстанцев 1863 г. Было принято решение о лишении его сана, и архиепископ тайком был отвезен под стражей в Петербург. Это случилось в июне 1863 г. Несмотря на давление, оказываемое на него на многочисленных допросах, Фелиньский отказался поддержать политику репрессий, проводимую правительством. Он заявил чиновникам: «есть третья сила, которая выступает в защиту безусловной правды и безошибочной справедливости, но не с помощью карабина и кинжала, а единственно мечом Божьего слова». Его сослали в Ярославль, где в течение двух десятков лет он занимался писательской работой и был освобожден уже при Александре III. Фелиньский оставил очень интересные воспоминания о своей необыкновенной жизни.

В октябре 2009 г. Зыгмунт Щенсны Фелиньский был канонизирован в святые Римско-католической церкви.

Серебряное озеро. С северной стороны Гатчинского дворца, между выходом в парк и Белым озером, располагается небольшое глубокое Серебряное озеро, из которого долгое время вся Гатчина пила воду. От дворца к озеру ведет 120-метровый подземный ход, заканчивающийся гротом «Эхо». Подземный ход существовал еще во времена Григория Орлова, и Станислав Август Понятовский, находясь в Гатчине, тоже его посетил.

Серебряное озеро знаменито тем, что в нем в присутствии императора Александра III и его супруги Марии Федоровны состоялось испытание первой российской подводной лодки с ножным педальным приводом, сконструированной выдающимся польским изобретателем и ученым Стефаном (Степаном Карловичем) Джевецким (1843–1938). Если верить воспоминаниям академика А.Н. Крылова, близко знавшего изобретателя, находчивый Джевецкий, выйдя из лодки, всплывшей возле царской семьи, преподнес императрице букет ее любимых цветов, сказав при этом: «Это подарок от Нептуна Вашему Величеству». Возможно, именно это решило вопрос о дальнейшей судьбе изобретения: было решено построить еще 50 экземпляров лодки для нужд береговой охраны портов. Они использовались, в частности, на кронштадтском рейде.

Макет подводной лодки Стефана Джевецкого недавно установлен неподалеку от дворца, у Балтийского вокзала, и мы увидим его на обратном пути.

Приоратский дворец. С моста через протоку, соединяющую два озера: Черное и Белое, справа, на берегу Черного озера, мы увидим еще одну достопримечательность Гатчины: Приоратский дворец, построенный в 1798–1790 гг. арх. Н.А. Львовым по велению Павла I, принявшего звание Великого магистра Мальтийского ордена, для его приора, графа Юлия Литта (1763–1839). Адам Чарторыйский в своих «Записках» вспоминает:  «Литта составил по старым обрядам церемониал торжест­венного капитула, на котором должно было состояться по­священие нового гроссмейстера. Император несколько раз по­являлся на троне в одежде гроссмейстера, с крестом гроссмейстера де ла Валетта на шее, который ему поспешили прислать из Рима. Павел страстно любил обряды; он хотел, чтобы присутствовавшие относились к ним с глубочайшей се­рьезностью и придавали им особенное значение. Мы с бра­том были назначены командорами и вынуждены были наде­вать старинный костюм ордена: длинные мантии из черного бархата, с вышитыми крестами и поясами…». И далее: «Эта причуда императора Павла способствовала его ссоре с Англией, которая, не давая окончательного ответа, под разными предлогами отказывалась уступить ему остров Мальту. Единственным результатом наших гроссмейстерских заседа­ний был брак Литты, освобожденного от своего обета Папой и женившегося на графине Скавронской, любимой племян­нице князя Потемкина […], при­несшей своему мужу в царствование императора Александра богатое состояние и высокое положение в России».

Возвращаясь к Приоратскому дворцу, заметим, что приор в своей официальной резиденции бывал крайне редко, и церковная служба в капелле, для которой была предназначена восточная часть здания, так и не велась. Сейчас в Приоратском дворце, пережившем революции и войны, располагается музей, где бывают интересные выставки, а в Мальтийской капелле с ее прекрасной акустикой часто организуются концерты.

Прощание с Гатчиной. Обратный наш путь пройдет по проспекту 25 Октября  (которому давно следовало бы вернуть одно его прежних названий!) мимо здания, облицованного парицкой плиткой, в котором помещается Музей истории Гатчины, мимо скверика перед бывшим Гатчинским госпиталем, мимо принадлежащей Евангелическо-лютеранскому приходу Ингрии церкви св. Николая (арх. Доменико Квадри, 1827-1828 гг.), мимо Красных казарм… Проехав Ингербургские ворота, мы пересекаем перекресток, где налево дорога ведет в центр науки – Ленинградский институт ядерной физики (ныне входящий в Курчатовский центр), а направо – в одну из промышленных зон Гатчины. Два лося – лосиха и лосенок – приветливо глядят нам вслед с этого перекрестка. До свидания, мечта Стефана Кричинского, город-сад Гатчина!

Литература:

1. Бурлаков А.В. (сост.) Старая Гатчина. СПб, Лига.1996.

2. Нехай А.П. Польские строители Петербурга. «Петербургская Полоника», вып. VIII, СПб, Отдел культуры ГК Республики Польша в Петербурге, 2009.

3. Козлов-Струтинский С.Г. 100 лет Гатчинскому католическому храму. Гатчина, 2011.

4. Крылов А.Н. Мои воспоминания. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.

5. Чарторыйский А. Записки князя Адама Чарторыйского – СПб.: А.С. Суворин, 1908.

6. Mémoires du roi Stanislas-Auguste Poniatowski  t. 1-10 Ленинград, 1924.

7. Pamiętniki ks. Zyg. Szczesn. Felińskiego, arcybisk. warsz. (Краков, 1897).

Прогулка по "польской" Гатчине

Статья из сборника, посвященного 220-лентию Гатчины, ихздаваемого Отделом культуры Админитрации города




Анатолий Нехай

Анатолий Нехай

Переводчик с польского и чешского языков, член Союза переводчиков России с 2001 года.




Выпуск 7

Наша история

  • Свадьба в Кейданах
  • Из рода Милошей
  • Поляки в Кавказской войне - две грани одного явления
  • Тверские корни польских королей
  • Дети отчизны
  • Разбитое сердце Густава Олизара
  • Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)
  • Князь Евстахий и лагеря
  • "Легкий след жизни" Александра Корниловича
  • Между двух миров (оконч.)
  • Михал Клеофас Огиньский
  • Прогулка по "польской" Гатчине
  • Николай I и Краковская республика
  • Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского
  • Марина Мнишек в русской истории и русской поэзии
  • Музей Второй мировой войны в Гданьске
  • «Прощаем и просим о прощении»
  • Сталинградская символика и ее восприятие в Польше
  • 100-летие Люблинского католического университета
  • Дочки-матери
  • Полесье, 1939
  • Смытая фотография