Выпуск 37

Наша история

Странники поневоле: поляки в Вологде

Морис Бонфельд

1. Генералы и полковники

В конце ноября 1830 года в Варшаве вспыхнуло национально-освободительное восстание, охватившее вскоре все польские земли, находившиеся в пределах России. Борьба с повстанцами продолжалась почти год: окончательно восстание было подавлено лишь в октябре 1831 года.

С ноября 1831 года в Вологду начали прибывать ссыльные участники восстания – «бывшие генералы и полковники Войска Польского», как их именовали в официальных документах. 25 октября были отправлены из Москвы и 1 ноября прибыли в Вологду генералы Томицкий и Чижевский1. В сопроводительном документе за подписью московского военного генерал-губернатора было сказано: «По Высочайшему повелению отправляются из Москвы в Вологду... бывших Польского войска генералы бригад: Томицкий, уроженец княжества Познанского, который имел чин до мятежа настоящий и состоял при уланской дивизии, служил в мятежнических войсках бригадным командиром 1-го кавалерийского корпуса, уволен в отставку 17 июля сего года; и Чижевский, уроженец воеводства Калишского, имел чин до мятежа настоящий и был командиром 3-й бригады 2-й пехотной дивизии, служил в мятежнических войсках в том же чине и командиром той же бригады до 28 февраля, а с сего времени находился без всякой должности до 1 сентября, потом назначен начальником Варшавских укреплений, наконец, был комендантом крепости Модлина, где оставался до сдачи оной, и прибыл в Варшаву 30 сентября (12 октября)».

2 ноября был доставлен генерал Ксаверий Неселовский, о котором сообщалось, что «бывший Польских войск генерал бригадир Ксаверий Неселовский есть уроженец Гродненской губернии, до происшедшего мятежа находился в отставке, имел чин настоящий, служил в мятежнических войсках и был первоначально вице-губернатором г[орода] Варшавы, потом назначен бригадным командиром и добровольно возвратился в Варшаву 30 сентября сего года».

Тогда же был доставлен и бригадный генерал Осип Морозинский, занимавший в повстанческих частях должность начальника Главного штаба Польской армии, а затем должность главного директора военного управления.

Ко 2 декабря 1831 года в Вологде было уже девять польских генералов: генерал от инфантерии Красинский и бригадные генералы Мюльберг, Моравский, Томицкий, Чижевский, Морозинский, Неселовский, Дзеконский и Редель.

krukВсе эти имена названы в «Деле об уплате жалованья польским генералам». Оно завершается характерным резюме вологодского гражданского губернатора, адресованным Казенной палате: «Следующие им на содержание деньги благоволит Палата отпускать под расписку генерала Ределя, по изъявленному на то желанию вышеозначенных генералов». Вообще можно полагать, что сосланные генералы не имели нужды в деньгах; о том же свидетельствует переписка в связи с получением генералом Дзеконским от родственников достаточно больших сумм (четырех и двух тысяч рублей).

В 1832 году к названным прибавились еще два генерала - Круковецкий и Желтковский, которые были переведены в Вологду из Ярославля и прибыли 28 апреля8. Имя генерала Яна Круковецкого достаточно известно: он в августе 1830 года возглавил правительство восставшей Польши, но, после того как Варшава была взята штурмом, выразил покорность русскому императору.

В начале того же 1832 года9 в Вологду были доставлены также два полковника, сведения о жизни и службе которых весьма примечательны. «Бывших польских войск полковник Роланд, уроженец Царства Польского... Краковского воеводства, в службу вступил и определен поручиком в 5-й пехотный полк бывшего Варшавского герцогства в 1807 году, в том же году произведен в капитаны в 6-м линейном полку, а в 1812 [году] - в майоры, с назначением в 18[-й] линейный полк; приказом [от] 13/25 марта 1815-го переведен в учебный батальон, 8/20 июня 1815 [года] произведен в подполковники, с переходом в Гвардейский гренадерский батальон, в 1816 [году] определен командиром 4-го линейного, а 8/20 июня 1817 года 7-го линейного же полка, чин полковника получил в 1820 году.

Полковник Роланд был в походах 1807, 1809, 1812-го и 1813 годов и находился в трех сражениях и делах. Имеет ордена: Золотой крест Польского военного достоинства, [орден] Св[ятой] Анны 2 класса с Императорской короной и Знак отличия за беспорочную до возмущения продолженную 20-летнюю службу. Во время возмущения Роланд служил в мятежнической армии с 30 января 1830 года командиром 1-й бригады 2-й пехотной дивизии и в сем же звании в феврале произведен был в генералы бригады; впоследствии же времени - командиром 2-й бригады 2-й пехотной дивизии, принадлежащей к корпусу генерала Гельгуда».

Еще более славным послужным списком отмечена воинская карьера полковника Андрея Рутье. Как об этом свидетельствует присланный в Вологду формуляр, он «родился в Варшаве в 1777 году, в польскую службу вступил в 1794 [году], в качестве товарища11 в бригаду генерала Домбровского; 24 августа того же года и в оной же бригаде произведен в прапорщики, в 1797 году определен поручиком в 1-й пехотный полк польско-итальянской легии, где произведен: в 1797 году в капитаны, а в 1807 году в майоры; переведен в 1808 [году] в 1-й конный полк помянутой же легии, в 1811 году в чине подполковника поступил в 7-й кавалерийский полк легии Вислянской, в 1813-м назначен командиром 26 французского конно-егерского полка, приказом [от] 1/13 февраля 1815 [года] определен в 4-й польский уланский полк, по служению в коем произведен в полковники приказом [от] 12/24 октября 1819 года, назначен приказом [от] 14/26 мая командиром того же 4-го уланского полка.

Полковник Рутье участвовал в походах 1794, 1797, 1798, 1799, 1800, 1801, 1805, 1807, 1808, 1809, 1810, 1812, 1813 и 1814 [годов], находился в 55 сражениях и делах, при том ранен пулею в лицо, в 1808 [году] получил Кавалерский крест Почетного легиона, в 1811 году - орден Польского военного достоинства, [в] 1813 [году] - офицерский крест Почетного легиона и в 1820 году - орден Св[ятой] Анны с бриллиантами; кроме того, имеет Знак отличия за 30-летнюю беспорочную службу.

Во время возмущения полковник Рутье произведен в генералы бригады, сперва командовал 2-ю бригадою 1-й дивизии 2 кавалерийского корпуса, потом весьма короткое время исправлял должность военного губернатора г[орода] Варшавы».

Поразительно, что все эти мужественные люди (генералы и полковники) добровольно сдались на милость царского правительства, а некоторые даже приехали с этой целью из других стран, как, например, полковник Роланд, о котором сказано, что он «возвратился в Варшаву из Гейдельберга». Как это напоминает странную «безропотность» подчас безумно храбрых полковников, генералов, маршалов - жертв сталинских репрессий.

Нужно, впрочем, отметить, что и царь оказался к этой группе мятежников не слишком суров. Так, генерал Дзеконский был отпущен на родину в Варшаву уже в мае 1833 года14, а генерал Круковецкий - в октябре 1835 года, причем в предписании вологодскому гражданскому губернатору, под которым стоит подпись министра внутренних дел, говорится: «Государь Император по всеподданнейшему ходатайству г[осподина] наместника Царства Польского всемилостивейше соизволил даровать прощение и дозволение возвратиться в Царство Польское находящемуся ныне в г[ороде] Вологде генералу Круковецкому с возвращением ему имения его, состоящего в упомянутом Царстве». О дальнейшей судьбе большинства других упомянутых генералов и полковников сведений пока найти не удалось, но в списках ссыльных и состоящих под надзором полиции они также не обнаружены. Поэтому можно полагать, что к середине 1830-х годов все они были возвращены на родину.

К сведениям, почерпнутым в вологодском архиве, добавилась информация, любезно предоставленная мне директором Научной библиотеки МГУ И. Л. Великотной, научные интересы которой касаются польских литераторов прошлого века.

MorawБригадный генерал Францишек Моравский остался в исторической памяти польского народа не только как солдат, но и как поэт, переводчик, драматург, литературный критик. Он родился в 1783 году, а в 1806 году стал офицером наполеоновской гвардии и в этом качестве участвовал в походе на Россию. После взятия Смоленска был назначен начальником штаба дивизии; в 1812 году произведен в полковники, награжден рыцарским крестом ордена Почетного легиона. После падения Наполеона находился в числе польских военнопленных, высланных в Данию. Военная служба была им продолжена в Войске Польском, где в 1819 году он произведен в бригадные генералы. Во время восстания руководил своей бригадой, а с 8 марта и до 11 сентября 1831 года был военным министром восставшей Польши. Из вологодской ссылки вернулся во второй половине 1833 года.

Сохранилось собрание писем Ф. Моравского, куда входят и письма из вологодской ссылки. Одно из них представляется наиболее интересным: в нем говорит не столько генерал, сколько поэт. «Лег спать вчера в одиннадцатом часу вечера. Бледно и тускло светил месяц. Несколько крестьянских саней возвращалось по моей улице из города в деревню. На этих санях запели грустные песни; пели одну и ту же песню, но на каждых санях свою строфу, и так иногда последние сани отвечали песней первым саням. Не поверишь, как это было меланхолично, грустно, очаровательно, напоминая венецианские гондолы. Впечатление было тем более сильным, что отвечало и печальному настроению ночи и моему нынешнему душевному состоянию. Несмотря на мороз, открыл окно и вслушивался в эти голоса, исчезающие вдали и заглушаемые воем ветра. Здешний народ очень певучий. Почти все песни о любви, мелодии печальные. Жаль, что не понимаю слов. Хотел воспользоваться свободным временем и познакомиться с литературой этой страны, но, помимо всяческих усилий, не нашел никого, кто бы мог и захотел бы научить меня по-русски»

Гораздо более драматичной оказалась судьба следующего поколения польских ссыльных, которые и составили костяк польской диаспоры в Вологде в середине XIX века. Многие из них в той или иной мере были причастными к делу Шимона Конарского (в документах того времени он именуется Симоном Конарским или эмиссаром Конарским). В Вологду эти ссыльные начали поступать в 1839 году, а к середине 1840 года их насчитывалось уже более десятка...

Продолжение следует

Источник: // Вологда : ист.-краевед. альм. – Вологда, 2003. – Вып. 4. – С. 63–80.

 

Странники поневоле: поляки в Вологде

Судьбы "странников поневоле" - ссыльных поляков - заставили по-особому взглянуть на жизнь нашего края, пролили на нее неожиданный свет; каким-то образом эта жизнь оказалась созвучной и некоторым сторонам нашего сегодняшнего бытия. Персонажи, о которых пойдет речь, люди незаурядные, и столь же незаурядна их жизнь, которую им пришлось вести на чужбине. Материалом для этих заметок послужили документы Государственного архива Вологодской области, сотрудникам которого я искренне благодарен за оказанную помощь в поиске и изучении этих документов.(М.Б.)




Морис Бонфельд

Морис Бонфельд

Морис Шлемович Бонфельд  (!939-2005)-— известный ученый-музыковед, композитор, музыкальный критик, доктор искусствоведения. Член Союза композиторов России с 1985 года.. Трудовую деятельность начал в 1956 году в качестве учителя пения семилетней общеобразовательной школы. В 1959 году стал студентом музыкального училища при Ленинградской государственной консерватории(ЛГК) имени Н.А. Римского-Корсакова по классу композиции. Его педагогом была Галина Уствольская, ученица Дмитрия Шостаковича. В 1968 г. закончил консерваторию по специальности «музыковедение». В 1968 году переехал в Вологду, где начал работать в Вологодском музыкальном училище, сначала преподавателем, затем — заведующим теоретическим отделением. С августа 1978 года преподавал в Вологодском государственном педагогическом институте. Был организатором и первым заведующим кафедрой истории и теории музыки и музыкальных инструментов в 1982-1987 гг. Тогда же им на музыкально-педагогическом факультете была организована новая кафедра ...

Далее...




Выпуск 37

Наша история

  • Свадьба в Кейданах
  • Из рода Милошей
  • Поляки в Кавказской войне - две грани одного явления
  • Тверские корни польских королей
  • Дети отчизны
  • Разбитое сердце Густава Олизара
  • Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)
  • Князь Евстахий и лагеря
  • "Легкий след жизни" Александра Корниловича
  • Между двух миров (оконч.)
  • Михал Клеофас Огиньский
  • Прогулка по "польской" Гатчине
  • Николай I и Краковская республика
  • Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского
  • Марина Мнишек в русской истории и русской поэзии
  • Музей Второй мировой войны в Гданьске
  • «Прощаем и просим о прощении»
  • Сталинградская символика и ее восприятие в Польше
  • 100-летие Люблинского католического университета
  • Дочки-матери
  • Полесье, 1939
  • Смытая фотография
  • Багаж несбыточных желаний
  • Дружба, продолжавшаяся полвека
  • Марш на Варшаву (фрагмент книги о фельдмаршале Паскевиче)
  • Пакт Гитлер-Пилсудский и начало Второй мировой
  • Янина Жеймо и Ольга Берггольц в блокадном Ленинграде
  • Сорокалетие первого визита Иоанна Павла II в Польшу
  • Операция "Белый меч" или как Гатчина стала Троцком
  • Юзеф Понятовский – композитор и дипломат
  • Психическая атака
  • Шинель Первой мировой
  • Воркутинский бунт 1953 года
  • Изучение польского языка в Иркутске в ХХ-ХХI вв.
  • Реконструкция биографии в контексте истории. В.Л.Шатилов
  • Романы железного Феликса
  • Поляки на Северном Кавказе в ХIХ-ХХ вв
  • Вирус и корона: история первой прививки в России
  • Больше, чем архив: выставка в Государственном архиве РФ
  • Как боролись с эпидемиями наши предки
  • Это изобретение помогло выиграть Вторую мировую войну
  • Шатилов Павел Николаевич. «Записки: в двух томах»
  • Синдром Неммерсдорфа
  • Первая Чехословацкая Республика (1918-1938)
  • Красноярский хирург Роберт Пикок
  • Пророчества Черной Марии
  • Чудо на Висле
  • Варшава как пособник Холокоста
  • Короткая жизнь Украинской державы (1918)
  • История подпольной организации «Молодая гвардия»
  • Алексей Яковлевич Ступин. К истории Киевского политехнического института
  • Красная армия норвежского короля
  • Капризная звезда Левоневских
  • Капризная звезда Левоневских (ч. 2)
  • Александр Борейко-Ходзько
  • Шуга по-белому. Все друзья Володи
  • Странники поневоле: поляки в Вологде
  • Полковник Корса
  • Прусские ночи
  • Они сражались за общую Родину
  • Памятник в Америке в честь единственного сражения с русскими
  • Как польские революционеры Россию шатали
  • Княгиня Дарья Ливен - первая русская женщина-дипломат
  • Как польские революционеры Россию шатали (ч.2)
  • Томаш Зан в Оренбурге
  • История костела св. Михаила Архангела в Сморгони