Выпуск 14

Наша история

Полесье, 1939

Игорь Мельников

«Мы идем за советскую родину
Нашим классовым братьям помочь.
Каждый шаг, нашей армией пройденный,
Прогоняет зловещую ночь».

Из советской песни 1930-х годов

советские войска переходятграницуПереход советскими частями “рижской границы” в ночь с 16 на 17 сентября 1939 года стал “ударом в спину” для частей Войска Польского, дислоцировавшихся в Западной Беларуси. К обороне против немцев готовились гарнизоны Гродно, Вильно, Пинска. Мужественно сражались с превосходящими силами вермахта защитники Кобрина. 

Военное руководство Польши все еще надеялось на то, что западные союзники перейдут от слов к делу и нанесут удар по Третьему Рейху, войска которого уже крепко увязли в Польше. Но вместо Англии и Франции к реальным боевым действиям перешел восточный сосед Второй Речи Посполитой. 

В этой ситуации нахождение подразделений Войска Польского в Западной Беларуси стало бессмысленным. 17 сентября 1939 года командовавший оперативной группой “Полесье” генерал Франтишек Клееберг приказал начать отход вверенных ему подразделений в район румынской и венгерской границы. 

Позднее всех Полесье покинула дивизия «Кобрин». 14-17 сентября она дралась на подступах к одноименному западно-белорусскому городу с превосходящими силами гитлеровцев. 18 сентября это соединение польской армии отступило в направлении Дивинских лесов. 

Навстречу солдатам из 79-го, 83-го, 84-го резервных пехотных полков, двигавшихся по Ковельскому шоссе, шли огромные колонны беженцев. Эти люди пытались спастись от гитлеровцев в восточных воеводствах, но теперь они бежали от новой опасности - большевиков. 

По воспоминанию очевидцев, среди гражданских лиц и военнослужащих Войска Польского обсуждались слухи о том, что Красная Армия якобы идет на помощь Польше и готовится дать отпор нацистам. Однако верили в это немногие. 

Дивизия “Кобрин” должна была передислоцироваться в район Влодавы для того, чтобы там переправиться через Буг. По воспоминаниям командира дивизии полковника Адама Эплера, война после 17 сентября 1939 года превратилась в некое подобие анархии. “Чужие войска в Польше, повстанцы на дорогах. Вокруг нас то тут, то там происходили столкновения передовых частей Красной Армии и Вермахта. 

Часть штаба генерала Клееберга была атакована немецкими танками и мотопехотой. Но вскоре немцев разогнали…советские бомбардировщики. На наших глазах падает в лес немецкий бомбардировщик, сбитый двумя советскими истребителями. Наш авангард бьется с немцами, арьергард с большевиками, а против самолётов с красными звездами сражаются все. Это была странная война, которую вели все против всех”, - писал в своих воспоминаниях Эплер. 

В районе Влодавы польские части, в том числе и дивизия “Кобрин”, перегруппировались и приготовились к переправе через Буг. Однако, вскоре здесь появились подразделения Красной Армии. В районе Пищи 84-й полк Войска Польского отбил атаку советской пехоты, которую поддерживали броневики. 

27 сентября дивизия “Кобрин” прибыла к месту переправы. В связи с тем, что все мосты были уничтожены, солдатам пришлось переправляться вброд. Все это время в районе концентрации польских войск кружили советские самолеты. 

Оказавшись во Влодаве, 83-й полк занял оборонительные позиции на северной окраине местечка. Подразделения 82-го и 84-го полков разместились в Адампольских лесах. Также в состав дивизии “Кобрин” вошли морские пехотинцы Пинской речной флотилии ВМФ Польши под командованием командира затопленного ранее монитора «Городище» командора-поручика Стефана Каминского. Моряки были одеты в свою униформу с некоторыми элементами снаряжения пехоты. На некоторых из моряков вместо морских бушлатов были армейские шинели. 

Из состава дивизии была исключена батарея 75-мм орудий, которая была передана другим польским частям. Вместо орудий, которые эффективно сражались с нацистами под Кобрином, полковник Адам Эплер получил батарею полевых пушек, у которых отсутствовали прицелы. Проблемой было и то, что их расчеты состояли из молодых, неопытных солдат. 

29 сентября 1939 года генерал Франтишек Клееберг приказал солдатам Оперативной группы «Полесье» двигаться в район Коцка. Во время движения дивизия «Кобрин» подвергалась ожесточённым атакам советской авиации. Краснозвёздным самолётам солдаты Войска Польского могли противопоставить лишь крупнокалиберные пулемёты. 

К востоку от Гуры Пуховой части  польского 82-го полка были атакованы советской пехотой при поддержке танков. «Жолнежам» удалось отбить эту атаку и отбросить противника. 

На дороге из Городища до Яблони было обнаружено большое скопление советской военной техники. Это были подразделения советской 143-й стрелковой дивизии (487-й и 635-й стрелковые полки), которая входила в состав 4-й армии Белорусского фронта. 

Развернув батарею 75-мм орудий, солдаты Войска Польского ударили по противнику. Первыми же выстрелами было подбито несколько машин и танков. Не дожидаясь, пока противник придет в себя, части 82-го пехотного полка Войска Польского перешли в наступление на деревню вдоль дороги Гура Пухова-Яблонь. Батальон морской пехоты наступал на северную часть населённого пункта. 

Навстречу польским морякам и пехотинцам выехало около десятка советских лёгких танков, которые тут же были обстреляны из 75-мм орудий кобринской дивизии.  Один танк был подбит, а другие отступили. 

На плечах отступающих красноармейцев «жолнежи» и «марынажи» вошли в населенный пункт. Морские пехотинцы обстреливали пытающиеся выехать из деревни советские машины. Командир дивизии Кобрин полковник Адам Эплер вспоминал: «Осмотрев подбитый советский танк, польские солдаты сразу же сняли с него крупнокалиберный пулемет. Рядом с подбитой машиной лежала груда советской макулатуры: листовки, газеты «Красная Звезда». На страницах этих газет в нашу сторону метались громы и молнии за «преступления», которые мы совершили, защищая Польшу». 

Вскоре над Яблоней появилась эскадрилья советских самолётов и атаковала польскую пехоту, стреляя из крупнокалиберных пулемётов. В ответ «жолнежи» развернули свои пулемёты и открыли огонь по противнику. Сделав несколько заходов и сбросив бомбы, советские «асы» ретировались.

Подразделения 82-го полка заняли позиции в деревне и на шоссе Вишница-Парчев, 83-й полк разместился в местечке Колян, 84-й – в Пуховой Гуре, 79-й – в Калинке, наконец, дивизионная кавалерия в Пашенках. 

В результате боя в польском плену оказалось около 50 красноармейцев и один советский офицер.  Командование дивизией «Кобрин» приняло решение допросить пленных «освободителей». 

Оказалось, что многие из них являются уроженцами граничащей с Беларусью Черниговщины. Большинство из них служило в 487-м стрелковом полку. В основном это были молодые, двадцатилетние парни, работавшие до войны в колхозе. Худые, невысокие. Одеты они были в старые вытертые гимнастёрки и суконные шинели без пуговиц. 

В разговоре с польскими офицерами красноармейцы уточняли, могут ли они обращаться к полякам, используя слово «товарищ». Однако вскоре бойцы РККА освоили слово «пан». Полковник Адам Эплер вспоминал, будто красноармейцы признавались, что не хотели сражаться против польской армии.
Когда Красная Армия вошла в Польшу, комиссары им говорили, что это учения. Затем советским солдатам стали говорить, что они идут воевать с Германией. Наконец, красноармейцам выдали боеприпасы и объявили, что Красная Армия должна уничтожать «банды польских офицеров». 

Из-за отсутствия лагеря для военнопленных и гауптвахты польское командование приняло решение отпустить пленных. Офицер Войска Польского сказал красноармейцам, что те будут отправлены на восток, либо, если они пожелают, то могут быть переданы немецким войскам, ведь вермахт – союзник Красной Армии. Однако, советские солдаты вдруг стали умолять не отдавать их своим. Они кричали, что  «в Польше каждый живет, как в Америке: у каждого есть дом, земля и даже крыши домов целые». Вчерашние бойцы армии первого государства рабочих и крестьян в одну минуту превратились в ярых врагов советского строя. 

Польские офицеры с нескрываемым удивлением наблюдали за этими метаморфозами. Они ожидали увидеть советских фанатиков, а в реальности пленные оказались несчастными людьми, для которых растерзанная войной Польша стала образцом благополучия. Наконец, красноармейцы открыто попросили…зачислить их в ряды Войска Польского! И…поляки приняли их к себе на службу. Бывшие солдаты РККА сражались в составе Оперативной группы «Полесья» до конца, и те из них, кто остался жив, позднее оказались в немецком плену. Дальнейшая судьба этих людей, к сожалению, не известна… 

Вскоре несколько советских танков попытались прорваться в деревню Яблонь, однако польским частям удалось отбить эту атаку. В ночь с 29 на 30 сентября дивизия «Кобрин» отошла в район Миланова. 

В районе Парчева польские части были атакованы авиацией РККА. В составе дивизии «Береза» было зенитное орудие, которое польским артиллеристам удалось найти на одной из дорог. С его помощью солдаты Войска Польского пытались противостоять «сталинским соколам». 

Вскоре в Миланове части 79-го пехотного полка были атакованы советскими кавалеристами. Затем в атаку пошла пехота РККА, причем красноармейцы шли двумя рядами в полный рост, с примкнутыми штыками. Эта атака напоминала психическую и была рассчитана на то, что спровоцирует немедленную панику в рядах польских солдат.

Однако, «жолнежи» не побежали. В некоторых местах дошло до штыковых и рукопашных боев. В конце концов, батальон 79-го и рота 83-го полков пошли во встречную атаку на наступавших красноармейцев. В результате боя советская сторона потеряла до 100 человек убитыми и ранеными, а 60 красноармейцев оказались в польском плену. 

Кроме этого, в руках «жолнежей» оказалось большое количество трофейного оружия, в том числе одна пушка. На протяжении следующих дней кобринчане предприняли марш через Адамов и Гулов и атаковали немцев в районе местечка Серокомля. 5 октября 1939 года дивизия «Кобрин» участвовала в боевых действиях у Воли Гуловской, но вскоре в связи с нехваткой вооружения и боеприпасов вынуждена была капитулировать…

Таков был боевой путь одной из частей Войска Польского, входившей в состав Отдельной оперативной группы польских войск «Полесье». В рядах дивизии «Кобрин» сражалось немало уроженцев Западной Беларуси. Эти люди героически защищали свой город в боях с нацистами. Затем они мужественно сражались против советских войск. Ответ на вопрос, почему западные белорусы до конца оставались верными польской присяге, дают… пленные красноармейцы, взятые в плен «жолнежами» в боях под Пуховой Гурой. Оказавшись в руках по сути разбитой польской армии, эти люди не захотели «свободы». Они знали, что их ждет, если они вернутся в СССР. Красноармейцы, привыкшие к трудодням и рабскому труду в колхозах, увидев аккуратные фольварки и «маёнтки» в наиболее бедной части Польши, коими были «кресы», решили до конца сражаться за ту страну, которая, в соответствии с советской пропагандой «притесняла рабочих и крестьян» и была «тюрьмой народов». Плененные поляками бойцы Красной Армии выбрали пусть и короткую, но свободу от сталинизма и коммунизма.

Такова еще одна страница истории сентябрьской кампании 1939 года. Источник: 

"Историческая правда" 17/09/2013 

http://www.istpravda.ru/reconstructions/5216/ 

Полесье, 1939

История сентябрьской кампании 1939 года до сих пор содержат в себе массу неизвестных фактов и событий. Особенно много “белых пятен” в истории т.н. “освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь и Западную Украину в сентябре 1939 года”. Об одном из таких эпизодов пойдет речь в данном материале.




Выпуск 14

Наша история

  • Свадьба в Кейданах
  • Из рода Милошей
  • Поляки в Кавказской войне - две грани одного явления
  • Тверские корни польских королей
  • Дети отчизны
  • Разбитое сердце Густава Олизара
  • Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)
  • Князь Евстахий и лагеря
  • "Легкий след жизни" Александра Корниловича
  • Между двух миров (оконч.)
  • Михал Клеофас Огиньский
  • Прогулка по "польской" Гатчине
  • Николай I и Краковская республика
  • Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского
  • Марина Мнишек в русской истории и русской поэзии
  • Музей Второй мировой войны в Гданьске
  • «Прощаем и просим о прощении»
  • Сталинградская символика и ее восприятие в Польше
  • 100-летие Люблинского католического университета
  • Дочки-матери
  • Полесье, 1939
  • Смытая фотография