Выпуск 8

Наша история

Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского

Наталия Добровольская

Любовь, трагедия и  тайна Анели Любовецкой и Яна Полубинского
(о прототипах Саломеи Брыницкой и Юзефа Одровонжа — героев романа Стефана Жеромского «Верная река»)

История любви шляхтянки Саломеи Брыницкой и раненого повстанца Юзефа Одровонжа, которая развернулась на фоне событий польского восстания 1863-64 гг., легла в основу сюжета романа  польского писателя Стефана Жеромского (1864-1925) «Верная река» (1912). Первоначально Жеромский представил свой роман с подзаголовком «предание», но позже, в 1925 году, сменил подзаголовок на «семейное предание», подчеркнув тем самым, что сюжетные линии произведения тесно связаны с историей его собственной семьи, «домашним опытом» и традициями [1]. Прототипом Верной Реки явилась река Лосьна, которая течет на границах гмин Стравчин, Лопушно, Пекошув и Малогощ, а усадьба Нездолы, в которой произошли почти все основные события романа,  была «списана» с Руды Зайончковской, деревни на реке Верной. В настоящее время историческая Руда поделена между гминами Лопушно и Пекошув, причем ту часть, которая находится на территории Пекошува, переименовали в «Верную Реку» [2]. В 1854 — 1885 гг. Руду арендовали шляхтичи Саские герба Сас, с которыми Стефан Жеромский находился в родстве. Всю эту историю Жеромский  узнал  непосредственно от своей тетушки, Юзефаты Саской (из дома Жеромских герба Елита).  

Прототипами Саломеи Брыницкой и Юзефа Одровонжа послужили Анеля Любовецкая, родственница Саских, и Ян из рода князей Полубинских, о чем свидетельствовал в своей работе «Усадьба в Нездолах» родственник Стефана Жеромского, польский писатель — прозаик, литературный и театральный критик Станислав Пёлун-Ноышевский [3]. Эта статья— не единственная работа, которая   может дать информацию о прототипах главных героев. Стоит отметить  статью Вацлава Следзинского «Реальный мир и легенда в творчестве Стефана Жеромского. Любовь и трагедия Мии Брыницкой» [4]. Работы Следзинского в свое время  подверглись критике со стороны польского поэта, писателя, театрального критика Еугениуша Житомирского [5]. Мы не станем  «выносить вердикт» относительно статьи Следзинского, лишь остановимся на некоторых интересных ее составляющих.  Очень ценным источником информации касательно родословных прототипов героев  явились метрические записи [6], а также   некоторые данные касательно генеалогии и истории рода Полубинских герба Ястржембец [7].

Как свидетельствовал Пёлун-Ноышевский,  Анеля была дочерью Войцеха Любовецкого, рано овдовевшего земянина с Сандомирщины, и Изабеллы с дома Ольшовских. Она являлась близкой родственницей Саских. Отец Анели по Высоцким приходился  двоюродным братом Яну Саскому (супругу пани Юзефаты). Панна Любовецкая не была подопечной Саских и не принадлежала к числу «бедных родственников». Так сложилось, что Анеля месяцами пребывала в Руде. Она чувствовала себя там лучше, чем в доме отца. Когда в околицах Малогощчины  в связи с восстанием  начала накаляться ситуация, девушка отказалась от возможности жить в спокойной обстановке (в доме отца) и осталась с пани Юзефатой.

Анеля была миловидная и искренняя, смелая и любящая, трудолюбивая и изобретательная. Ей были присущи милосердие и благородство. Панна Саломея (Мия) Брыницкая «унаследовала» многие черты своего прототипа. С риском для себя и близких молодая шляхтянка укрывала раненого повстанца князя Юзефа в усадьбе, из-за всех сил старалась облегчить его физические и душевные страдания. На плечи панны Мии в полной мере легли все тяготы жизни во время восстания. В разграбленном доме молодая девушка осталась практически одна— кроме нее в доме были только повар Щепан да призрак дядюшки Доминика.

Один из самых трагических эпизодов «Верной реки»— когда тяжело раненый Юзеф  ползет с поля битвы куда глаза глядят. Переходит реку, которая омывает его раны и очищает... И в  конечном итоге  попадает на территорию усадьбы в Нездолах, где  встречает панну Саломею, Сальче— как он потом станет ее называть. Практически так же было и в реальной жизни. Молодого повстанца по имени Ян, получившего тяжелые ранения в битве при Малогоще, приняли за мертвеца русские солдаты, искавшие в нем признаки жизни с помощью штыков . Ян был без сознания. Он получил тяжелую огнестрельную рану в бедро и многочисленные поверхностные раны головы, нанесенные штыком. Раны стали причиной большой кровопотери. Очнулся повстанец от ощущения холода. С десятками трупов павших повез его крестьянин-гробовщик хоронить в братской могиле. Крестьянину было приказано завершить эту работу до рассвета. Но он позволил пришедшему в себя тяжело раненому Яну раствориться во мраке ночи. На следующий день панна Анеля Любовецкая, сидя в одиночестве на крыльце (пани Юзефата была на похоронах сына), увидела раненого повстанца. Таковым было их знакомство. Накормленный и обмытый, Ян упал в обморок от большой потери крови. Его раны открылись, начался бред. О возвращении в отряд не могло быть и речи. Много недель пробыл Ян в Руде. Его укрывала Анеля при помощи верного повара Щепана  в амбаре и сараях. Фамилии раненого панна на тот момент не знала. Сообщение о том, что в усадьбе укрывается раненый повстанец, было принято пани Юзефатой спокойно. Угроза кары и мести за укрывательство не пугала ее. Пани Юзефата находилась в прострации из-за смерти сына.

Молодой повстанец Ян, прототип Юзефа Одровонжа, происходил из рода князей Полубинских. По словам  Станислава Пёлун-Ноышевского,  он был единственным сыном князя Михала Полубинского, занимавшего высокую должность в Высшей Счетной палате в Варшаве. Мать Яна была одной из прекраснейших дам столицы.

Для того, чтобы определить место Яна в родословной князей Полубинских герба Ястржембец, необходимы были документы, родословные росписи и древа. Удалось отыскать некоторые метрики и материалы, в которых упоминается имя Михала Полубинского и членов его семьи.

Одним из первых документов, который нам довелось изучить, была метрическая запись о рождении в 1856 году дочери Фелиции Михалины у Старшего контролера Высшей Счетной палаты, Почетного Советника Михала Полубинского и его супруги Фелиции (Фелицианны), урожденной Левкович (Rok 1856, akt 747, parafia Warszawa św. Jan, miejsce przechowywania ksiąg: Archiwum Archidiecezjalne Warszawskie 01-815 Warszawa ul. Dewajtis 3) [8]. Стоит отметить, что  одним из кумовьев Полубинских был председатель Высшей Счетной палаты, личность очень известная — Ян (Иван Иванович) Фундуклей [9].

В документе приводится возраст супругов Полубинских. В 1856 году Михалу был 41 год, а его супруге Фелиции, урожденной Левкович -31 год. Семья проживала в Варшаве на ул. Kanonia, №83, что зафиксировано и в «Индексе жителей Варшавы и ее пригородов» за 1854 год [10].

Михал Полубинский являлся сыном Яна Полубинского и Теофилы, урожденной Марковской. Ян скончался в 1836 году (Rok 1836, akt 185, parafia Warszawa św. Aleksander, miejsce przechowywania ksiąg: Archiwum Archidiecezjalne Warszawskie 01-815 Warszawa ul. Dewajtis 3)  [11], а Теофила— в 1849 (Rok 1849, akt 478, parafia Warszawa św. Jan, miejsce przechowywania ksiąg: Archiwum Archidiecezjalne Warszawskie 01-815 Warszawa ul.  Dewajtis 3) [12].

Оставался открытым вопрос о том, был ли повстанец Ян Полубинский (прототип князя Юзефа Одровонжа) членом именно этой семьи. Ответ на него был найден  в материалах Дмитрия Карпинского (родословных росписях).

Повстанец Ян Полубинский действительно являлся сыном Старшего контролера Высшей Счетной палаты Михала Полубинского и его супруги Фелиции Левкович-Полубинской. Обратимся  непосредственно к родословным росписям [13].

Внук Ивана Матееевича (Яна) Полубинского и Татьяны (Теофилии, Феофилии) Марковской, сын  Михаила Ивановича (Михаила— Валериана, Михала) Полубинского и Фелиции Левкович Иван-Феликс (Ян-Феликс) — это и есть тот самый Ян Полубинский, прототип одного из главных героев романа Стефана Жеромского «Верная река»— князя Юзефа Одровонжа.

О том, что Ян ранен и находится в Руде, родственники узнали благодаря знакомой. В Руду приехала мать Яна. В отличие от героини романа княгини Одровонж, пани Полубинская не была против отношений сына с Анелей. Панна Любовецкая была подходящей невестой для Яна. Но восстание продолжалось, и к тому же Яну все еще требовалась медицинская помощь, поэтому было решено с особой осторожностью вывезти его в Краков. А свадьба его с Анелей должна была состояться в Руде весной 1865 года, уже после окончания восстания. Должна была... То, что случилось на самом деле в 1865 году— покрыто завесой тайны. По словам Станислава Пёлун-Ноышевского, невеста скоропостижно скончалась спустя несколько дней после того, как занемогла. Было это за за два дня до того, как Ян вернулся в Руду. Однако эти сведения противоречивы. Польский филолог, музеолог, автор многочисленных работ о Стефане Жеромском пани Казимира Запалова в книге «Семья Стефана Жеромского в Свентокшиском» [14]  выдвинула свою гипотезу. Дело в том, что должна быть актовая запись о смерти Анели, но такой записи нет. Вероятно, дело обстояло не так, как писал Пёлун-Ноышевский. Быть может, все точки над «i» расставит тот, кто найдет документы, подтверждающие смерть панны Любовецкой или продолжение жизни.

Пёлун-Ноышевский свидетельствовал о том, что Ян Полубинский уехал во Францию (Буа-Коломб), откуда постоянно писал в Руду. На данный момент у нас нет сведений и том, как сложилась дальнейшая  жизнь Яна. Неизвестна дата его смерти. Неизвестно, есть  ли у него потомки. Поиски продолжаются.

Возможно, именно Стефан Жеромский приоткрыл завесу тайны любви и трагедии Анели-Саломеи. Вспомним эпизод в романе, когда княгиня Одровонж нанесла Саломее рану, сказав ей о том, что она должна расстаться с Юзефом и дав ей  деньги. Вспомним, какие чувства при этом наполняли панну Мию: «Она постигла сердце матери и ее чувства… Поняла, что должна испытывать мать, поняла течение ее мыслей. Смотрела на это, как на простиравшуюся перед ней землю, как на плывущие в вышине облака. Дивилась, сколько у матери чувств, как разнообразны эти чувства. Различала их извилины, повороты… Улыбка скользнула по всем этим далеким видениям, как благодатный луч солнца по сиротливой местности. Ей хотелось раскрыть рот и сказать, что ведь и у нее есть дитя под сердцем, но девичья стыдливость остановила этот порыв, и он замер на дне души». В одной единственной фразе раскрылась вся трагедия Саломеи. Говорят,  время лечит, но разве в этой ситуации могло оно излечить ее? Саломея ничем не выдала свою тайну и одновременно выдала ее каждым своим движением.  «Нет, не предаст тебе своей тайны и тебя не предаст сердце твоей возлюбленной, польский рыцарь. Что бы ни случилось, оно будет молчать до последней минуты!». Истинная любовь заключается в том, чтобы отдавать, жертвовать. Если любишь по-настоящему — отпустишь, отдашь самое дорогое. И даже память отдашь на память... Любил ли по-настоящему Саломею Юзеф? Любил, насколько был способен любить,  несмотря на то, что Жеромский дает понять, что Юзеф предал свою любовь: «Молодой князь, поддавшись обману, стремился к своему мнимому подвигу и ради этого подвига жертвовал любовью, безжалостно втаптывал ее в землю. Жестокость его была столь же велика, как жестока судьба Польши». Но предавал ли он ? Быть может, он искренне следовал велению своего сердца, действовал согласно своим убеждениям, пусть даже мнимым? После отъезда Юзефа Саломея пережила калейдоскоп противоречивых чувств — отвратительное облегчение, блуждание мыслей, которое затем сменилось неописуемым отчаянием..

 P.S.  У Вацлава Следзинского [15] есть информация   о том, что Анеля Любовецка написала портрет Яна Полубинского. К сожалению, портрета  нет в собраниях Национального музея в Кельце, но в старой инвентарной книге собраний Польского Краеведческого Общества была следующая запись: «Предполагаемый портрет Юзефа Одровонжа (Яна Полубинского) с  Верной Реки, подписанный AL 863, что расшифровано как инициалы автора— Анели Любовецкой и год создания портрета». В статье Следзинского приводится и сам портрет.

 Примечания

1. Книга «Верная река» вышла в 1963 году в Гослитиздате в переводе Н. Крымовой с предисловием И. Миллера. В 1998 году издательством «Унiверсiтэцкае» в Минске был выпущен сборник «Проклятый уютный дом», куда  вошли произведения Стефана Жеромского — роман «Верная Река» (в переводе Н. Крымовой), повесть «Луч» и ряд рассказов. На обложке сборника герои белорусского 33-серийного  сериала «Проклятый уютный дом» (по мотивам романа «Верная река») — панна Саломея (актриса Елена Мозгова), повстанец Юзеф (актер Виталий Редько) и поручик Весницын (актер Юрий Паплевка).

2. Iwanek Z. Nad Wierną// Wieści Łopuszna.— 2004.— R.1, Nr.1. — S. 9-10.

3. Piołun-Noyszewski S. Dwór w Niezdołach// Wiadomości.— 1947.— R. 2, Nr. 42 (81).— S. 4.

4. Śledziński W. Świat rzeczywisty i legenda w twórczości Stefana Żeromskiego// Kurier Literacko-Naukowy. — 1936. — Nr. 9.— S. 130-132.

5. Żytomirski E. Spekulacja na Żeromskim// Prosto z Mostu : tygodnik literacko-artystyczny.— 1936. — R. 2, Nr. 24.—  S. 3.

6. geneteka.genealodzy.pl [Электронный ресурс]/  Wyszukajwzasobach (Warszawa): urodzenia, zgonywszystkiemiejscowości: Polubinski, Polubinska.— Электрон.скан.дан.— Polska: 2013.— Режим доступа: http://www.geneteka.genealodzy.pl/index.php?rid=B&from_date=&to_date=&search_lastname=Polubinski&search_lastname2=&rpp1=0&bdm=A&w=71wa&op=gt&lang=pol, свободный.

7. Карпинский Д. (составитель). Материалы по истории и генеалогии некоторых родов. Генеалогия и история рода Полубинских  [Электронный ресурс] Д. Карпинский (составитель).— Электрон. текст. дан. — Режим доступа: http://www.angelfire.com/ca/korab, свободный.

8. geneteka.genealodzy.pl [Электронный ресурс]/  Wyszukajwzasobach (Warszawa): urodzenia, wszystkiemiejscowościPolubinska, FelicjaMichalina.— Электрон.скан.дан.— Polska: 2013.— Режим доступа: http://metryki.genealodzy.pl/metryka.php?ar=8&zs=9233d&sy=140&kt=3&skan=747-750.jpg#zoom=1&x=503&y=0, свободный.

9. Фундуклей Иван Иванович (1799 — 1880) – киевский губернатор (в 1839 — 1852 гг.), историк, краевед и меценат. Почетный гражданин Киева (1872). В 1852 году  Фундуклей был переведён сенатором в Варшавский департамент Сената. С мая 1855 года генеральный контролер Царства Польского и председательствующий в Высшей счётной палате. С 1865 года вице-председатель государственного совета Царства Польского. С этого времени в периоды отсутствия наместника в Варшаве управлял всей гражданской частью польских губерний (до 1867 года).

10. Skorowidz mieszkańców miasta Warszawy z przedmieściami na rok 1854 [Электронный ресурс]/ Osoby o nazwisku Połubiński: Połubiński Michał.— Электрон.скан.дан.— Polska: 2002-2012 Dr Minakowski Publikacje Elektroniczne.— Режим доступа: http://www.przodkowie.com/warszawa/index.php?nazw=Po%B3ubi%F1ski&view=item, свободный.

11. geneteka.genealodzy.pl [Электронный ресурс]/  Wyszukajwzasobach (Warszawa): zgony, wszystkiemiejscowościPołubiński, Jan.— Электрон.скан.дан.— Polska: 2013.— Режим доступа: http://metryki.genealodzy.pl/metryka.php?ar=8&zs=9214d&sy=503&kt=5&plik=184-189.jpg#zoom=1&x=390&y=1248, свободный.

12. 11. geneteka.genealodzy.pl [Электронный ресурс]/  Wyszukajwzasobach (Warszawa): zgony, wszystkiemiejscowościPołubińska, Teofila.— Электрон.скан.дан.— Polska: 2013.— Режим доступа: http://metryki.genealodzy.pl/metryka.php?ar=8&zs=9233d&sy=518&kt=2&plik=478-483.jpg#zoom=1&x=214&y=185, свободный.

13. Карпинский Д. (составитель). Указ. соч.:

31/17. Иван Матвеевич Полубинский.

В 1816 году служил в Штате Виленской Провиантской Комиссии Комиссионером 9-го класса и имел орден Св. Владимира 4-й степени и Св. Анны 3 класса. Жена: Татьяна (Теофилия, Феофилия) Марковская –польская шляхтянка.

62*/31. Михаил Иванович (Михаил-Валериан) Полубинский.

(см. РГИА, дело 4724 лист 442) В городе Радоме 10 октября 1840 года переводчик Сандомирского Губернского правления Коллежский Регистратор Михаил Полубинский сочетался законным браком с девицей Фелицией Левкович (Lewkowicz), что было зафиксировано Начальством Царства Польского и Сандомирской Римско-Католическою Духовною Консисториею. Позднее – Титулярный Советник. 20-го ноября 1826 года было выпущено журнальное постановление Могилевского Дворянского Депутатского Собрания о причислении роду Полубинских Михаила-Валериана Иванова Полубинского.

64*/62*. Иван-Феликс (Ян-Феликс) Полубинский.

Родился 4 апреля 1842 года. Крещен в Католичество, о чем есть выпись из дел Сандомирской Римско-католической Духовной Консистории. Дополнительное определение Могилевского Дворянского Депутатского Собрания 1851 года ноября 23 дня, коим Собрание на основании приведенных выше документов постановило причислить к роду Полубинских Ивана-Феликса Михайлова сына Полубинского.

14. Цит. по: Iwanek Z. Nad Wierną// Wieści Łopuszna.— 2004.— R.1, Nr.1. — S. 10.

15. Śledziński W. Op.cit.

Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского

История любви шляхтянки Саломеи Брыницкой и раненого повстанца Юзефа Одровонжа, которая развернулась на фоне событий польского восстания 1863-64 гг., легла в основу сюжета романа  польского писателя Стефана Жеромского (1864-1925) «Верная река» (1912). Автор статьи,  искусстовед Наталия Добровольская, рассказывает о своихьпоисках прототипов этого романа.




Наталия Добровольская

Родилась в 1978 году в гор. Коломыя Ивано-Франковской области. Окончила исторический факультет ВГУ в 2004 году. Автор ряда статей искусствоведческой направленности. В прошлом - сотрудник фонда культуры и социальной защиты детей-сирот «Ласточкино гнездо» (г. Воронеж). Живет в г. Воронеже.

 




Выпуск 8

Наша история

  • Свадьба в Кейданах
  • Из рода Милошей
  • Поляки в Кавказской войне - две грани одного явления
  • Тверские корни польских королей
  • Дети отчизны
  • Разбитое сердце Густава Олизара
  • Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)
  • Князь Евстахий и лагеря
  • "Легкий след жизни" Александра Корниловича
  • Между двух миров (оконч.)
  • Михал Клеофас Огиньский
  • Прогулка по "польской" Гатчине
  • Николай I и Краковская республика
  • Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского
  • Марина Мнишек в русской истории и русской поэзии
  • Музей Второй мировой войны в Гданьске
  • «Прощаем и просим о прощении»
  • Сталинградская символика и ее восприятие в Польше
  • 100-летие Люблинского католического университета