Выпуск 33

Наша история

Красная армия норвежского короля

Михаил Загорский

 

РУССКИЕ В НОРВЕГИИ

9 апреля 1940 года Норвегия, вопреки объявленному ее правительством нейтралитету, была оккупирована немецко-фашистскими войсками. Руководство страны во главе с королем Хоконом VII эвакуировалось в Британию.

Гитлера Норвегия интересовала по многим причинам: во-первых, в этой стране находился единственный в мире завод по производству тяжелой воды, необходимой для создания атомной бомбы. Во-вторых, с ее территории было очень удобно держать под контролем полярные зоны Советского Союза и наносить бомбовые удары по северным русским портам. И, наконец, Норвегия обладала большими запасами стратегического сырья.

Для добычи этого сырья целые эшелоны попавших в плен советских солдат отправлялись фашистами в маленькую холодную страну...

Осенью 1944 года Красной Армией в ходе Петсамо-Киркенесской операции был освобожден город и порт Киркенес, расположенный на берегу Баренцева моря, и весь крайний север Норвегии - это общеизвестный факт. Но мало кому известно, что задолго до прихода регулярных советских войск на территории королевства фьордов при поддержке местного движения Сопротивления активно боролась с нацистским режимом целая русская армия. Как она там очутилась?

Эта армия, отличавшаяся высокой боеспособностью и железной дисциплиной, состояла из бежавших с гитлеровской каторги советских солдат и офицеров. Командовал ею бывший разведчик, начальник Информационного управления ГРУ, подполковник Василий Андреевич Новобранец.

КОРОТКАЯ ВОИНА

Прямо из управления ГРУ, чудом избежав репрессий (от расстрела «спасла» начавшаяся война), Новобранец оказался на фронте. Он был назначен начальником разведотдела Шестой армии, расположенной подо Львовом...

Однако война для Новобранца формально закончилась через пару месяцев. В своих мемуарах он пишет: «Последнюю разведывательную сводку я выпустил 3 августа. В ней устанавливалось, что против нас действуют 17-я и 11-я немецкие армии и танковая армия Клейста. Это было почти втрое больше того, что имелось в усталых остатках наших 6-й и 12-й армий. Первое время обе армии, оказавшиеся в одном котле, не имели даже единого командования. Только 5 августа было создано общее командование - всей группой окруженных войск стал командовать командующий 12-й армии генерал-майор П.Г. Понеделин. Разведотделам обеих армий было приказано уточнить группировку немецких войск по обводу окружения и выявить наиболее слабые места в обороне противника. Однако результаты проведенной разведки были неутешительными: везде было слишком большое превосходство противника. В тот же день мы, разведчики, приступили к уничтожению секретных документов».

Соседям и товарищам по несчастью, остаткам 4-го мехкорпуса под командованием Андрея Власова, удалось вырваться из окружения. Новобранцу — не удалось. «Командующий армии генерал И.Н. Музыченко сел в танк и уехал в неизвестном направлении. Исчезли и оба члена Военного совета Грищук и Попов. Уехал в танке начальник штаба армии комбриг Иванов и начальник оперативного отдела полковник М.А. Меандров. В общем, штаба не существовало...» Так Василий Новобранец попал в фашистский плен.

МАРШ ПО ЛАГЕРЯМ

Все четыре года плена, «кочуя» из одного «трудового» лагеря в другой, подполковник Новобранец скрывал от немцев свое звание и должность и при этом активно создавал в концлагерях очаги Сопротивления. Последним его пристанищем стал известиый наиболее жестким режимом по отношению к заключенным лагерь, расположенный на территории Норвегии.

Но и здесь, несмотря на невыносимыо условия и ежедневный адский труд, Василию Новобранцу удалось создать и возглавить подполье. Более того, вновь организованной ячейке удалось связаться с норвежскими антифашистами и с их помощью оргаизовать в лагере восстание.

В один прекрасный день немецкий концлагерь закончил свое существование. Оружия, захваченного у охраны, было достаточно, чтобы вооружить батальон. После чего первая на территории Норвегии советская воинская часть отправилась на освобождение других военнопленных. Вскоре батальон вырос в полк, затем перерос в дивизию и, наконец, превратился в настоящую, хорошо вооруженную армию с грамотными командирами и бесстрашными солдатами. Воюя в содружестве с норвежским Сопротивлением, эта армия, задолго до капитуляции Германии, сумела очистить страну фьордов от гитлеровцев, после чего разместилась гарнизонами по стране. Бывший военнопленный, а ныне командующий самостийными войсками Василий Новобранец пользовался огромным авторитетом у норвежцев. С большим уважением относился к нему и возвратившийся в страну король Норвегии Хокон VII.

ПУТЬ К ДОМУ

Неясно было только одно: что делать дальше? Сразу после восстания Новобранец пытался связаться с советским правительством, но так и не получил никаких четких указаний. Уже закончилась война, был подписан акт о капитуляции Германии, а его войска так и стояли в Норвегии, не зная, как им вернуться домой.

Наконец Новобранец обратился к самому королю Хокону VII с просьбой обговорить с правительством СССР вопрос об эвакуации его солдат. Король быстро согласился, ведь присутствие хорошо вооруженных русских на территории королевства его самого смущало, и он написал Сталину письмо. В ответ прибыла советская военная миссия с генерал-майором Петром Ратовым во главе...

«У меня сложилось впечатление, - вспоминал Василий, — что кто-то в Советском Союзе боится моей армии. И я повез Ратова по гарнизонам, чтобы он убедился, что это не заговорщики, а обычные советские люди, истосковавшиеся по родному дому и мечтающие только о нем. Ратов дал о нас благоприятную информацию, и несколько раз повторял ее. Но прошло еще почти три месяца, прежде чем за нами пришли корабли». На кораблях, как ни странно, помимо моряков присутствовала большая группа сухопутных солдат и офицеров. Все оружие у «норвежцев» было немедленно отобрано, сам Василий Новобранец был изолирован от своих бойцов в отдельной каюте.

«Когда мы прибыли к месту разгрузки, мне предложили сказать солдатам, что сразу домой их отпустить не могут, что они должны пройти через карантинные лагеря. Власти должны убедиться, что в их ряды не затесались шпионы, диверсанты, изменники Родины. Я должен был призвать их к покорности своей судьбе. И я это сделал. А потом со слезами на глазах стоял у трапа и смотрел, кaк гордых и мужественных людей про гоняли к машинам по коридору, образованному рычащими овчарками и вооруженными людьми, никогда не бывавшими в бою и не видевшими врага в глаза. Затем увезли и меня».

ВТОРОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ

Почти десять лет «проверяли» Новобранца в северных советских лагерях. И только случай спас ему жизнь Во-первых, умер Сталин, во-вторых, в 1954 году из Норвегии приехала рабочая делегация,
и в ее составе несколько человек из руководства норвежского Сопротивления, лично знавших Василия. Вот они-то и потребовали у председателя Совета Министров СССР встречи с ним.

В кратчайший срок Василия специальным самолетом доставили Москву, восстановили в армии, присвоили воинское звание полковника, после чего устроили встречу с его норвежскими друзьями.

Далее все складывалось довольно удачно. Восстановленный в звании Василий Андреевич Новобранец повторно отучился в Академии Генштаба, с честью служил Родине и умер в 1984 году. Но его мемуары, касавшиеся освобождения Норвегии и «службы» королю Хокону VII, до сих пор покрыты тайной.

Итсочник: nationaljournal.ru

Красная армия норвежского короля

памятникМного лет назад в столице Норвегии Осло был установлен памятник советским воинам, павшим при освобождеиии страны викингов от фашистской оккупации. Надпись на памятнике гласит: «Норвегия благодарит вас»…




Выпуск 33

Наша история

  • Свадьба в Кейданах
  • Из рода Милошей
  • Поляки в Кавказской войне - две грани одного явления
  • Тверские корни польских королей
  • Дети отчизны
  • Разбитое сердце Густава Олизара
  • Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)
  • Князь Евстахий и лагеря
  • "Легкий след жизни" Александра Корниловича
  • Между двух миров (оконч.)
  • Михал Клеофас Огиньский
  • Прогулка по "польской" Гатчине
  • Николай I и Краковская республика
  • Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского
  • Марина Мнишек в русской истории и русской поэзии
  • Музей Второй мировой войны в Гданьске
  • «Прощаем и просим о прощении»
  • Сталинградская символика и ее восприятие в Польше
  • 100-летие Люблинского католического университета
  • Дочки-матери
  • Полесье, 1939
  • Смытая фотография
  • Багаж несбыточных желаний
  • Дружба, продолжавшаяся полвека
  • Марш на Варшаву (фрагмент книги о фельдмаршале Паскевиче)
  • Пакт Гитлер-Пилсудский и начало Второй мировой
  • Янина Жеймо и Ольга Берггольц в блокадном Ленинграде
  • Сорокалетие первого визита Иоанна Павла II в Польшу
  • Операция "Белый меч" или как Гатчина стала Троцком
  • Юзеф Понятовский – композитор и дипломат
  • Психическая атака
  • Шинель Первой мировой
  • Воркутинский бунт 1953 года
  • Изучение польского языка в Иркутске в ХХ-ХХI вв.
  • Реконструкция биографии в контексте истории. В.Л.Шатилов
  • Романы железного Феликса
  • Поляки на Северном Кавказе в ХIХ-ХХ вв
  • Вирус и корона: история первой прививки в России
  • Больше, чем архив: выставка в Государственном архиве РФ
  • Как боролись с эпидемиями наши предки
  • Это изобретение помогло выиграть Вторую мировую войну
  • Шатилов Павел Николаевич. «Записки: в двух томах»
  • Синдром Неммерсдорфа
  • Первая Чехословацкая Республика (1918-1938)
  • Красноярский хирург Роберт Пикок
  • Пророчества Черной Марии
  • Чудо на Висле
  • Варшава как пособник Холокоста
  • Короткая жизнь Украинской державы (1918)
  • История подпольной организации «Молодая гвардия»
  • Алексей Яковлевич Ступин. К истории Киевского политехнического института
  • Красная армия норвежского короля
  • Капризная звезда Левоневских
  • Капризная звезда Левоневских (ч. 2)
  • Александр Борейко-Ходзько
  • Ответка за наши 90-е.