Выпуск 21

Польша глазами русских

От улицы Врублевского до Сукенниц...

Анатолий Нехай

Я приехал в Краков 1 марта 2020 года на месячную стажировку в Коллегии переводчиков, где меня ждала работа нал переводами стихов Ярослава Марка Рымкевича.

Коллегия размещается на тихой улочке Врублевского в центре Кракова, во дворе Института книги, занимая большое современное здание, отделенное от окружающего мира, со своим садиком «для размышлений», как в монастыре.

Я прибыл в воскресенье, Институт книги был закрыт, но охранник вручил мне ключ и по затемненному коридору (свет включался автоматически) проводил в предназначенную для меня «келью».

Это внушительное помещение с окном от пола до потолка, оборудованное всем необходимым для жизни и работы. В нем есть ванная с дущем, большая кухня с холодильником, электроплитой и микроволновкой, бар с двумя высокими креслами, спальное место и место для отдыха, не говоря уже о большом рабочем столе с интернетом. Рабочий стол находится в том углу, где  у нас принято вешать иконы, что вполне соответствует лозунгу монахов-бенедиктинцевв ORA  ET LABORA, т.е. «молись и работай».

В коридоре имеется также помещение  со стиральной машиной и электросушилкой, а также место для глажения, которым я тут же и воспользовался: Переодевшись, я подобно Чацкому, прибывшему с корабля на бал, помчался на поэтический Салон в Старом театре, который уже много лет по воскресеньям (в дневное время) проводит знаменитая актриса Анна Дымна.

Краков – культурная столица Польши. Тут лучшие театры, полно выставок, постоянно проводятся какие-нибудь фестивали, в общем, культурная жизнь кипит. Темой Салона в тот день были стихи Анны Пивковской, специально приехавшей из Варшавы. Меня поразил и размах этого срежиссированного действа, – ее стихи читались лучщими краковскими артистами, и музыкальное сопровождение было, и, главное, – полный зал слушателей. А зал имени Хелены Моджеевской в Старом театре - размером примерно с наш Малый зал Филармонии. Неделю спустя, 8 Марта, я снова пришел в этот зал на очередной поэтический Салон, на этот раз посвященный поэзии Анны Свирщиньской. И снова – стихи читают по очереди три артистки, слова чередуются с живой  музыкой, и вновь переполненный зал, несмотря на то, что вход платный – 5 злотых, т.е. около 100 рублей. У нас на вечерах поэзии такого сейчас не бывает.

За первую неделю пребывания в Кракове мне удалось получить консультацию профессора Войцеха Лигензы, касающуюся планируемого мной доклада в Ягеллонском университете, и начать работу в двух библиотеках. Я побывал также, блюдя традиции, еще в двух театрах: в кабаре «Под Баранами» и в театрике «Счастье» на Кармелитской улице, где шел музыкальный спектакль «Агнешка Осецкая», в связи с Днем памяти поэтессы (7 марта). Однако следующий поэтический Салон уже не состоялся – 9 марта было объявлено - в связи с ухудшением эпидемиологической обстановки в Польше - о закрытии всех театров, музеев и учебных заведений в Кракове, включая  Университет, и о переходе на дистанционную работу большинства учреждений, включая Институт книги. .

После этого я мог работать уже только в своей «келье»,  выходя на улицу лишь в ближайший продовольственный магазин «Жабка» или на рынок Старый Клепарж, расположенный неподалеку. Сотрудники Института проявили трогательную заботу, принеся мне  из дому термометр и установив дополнительный обогреватель в моем номере, довольно холодном. Практически я работал в условиях добровольного карантина, как и большинство жителей Кракова. Несмотря на все это, мне удалось выполнить запланированную работу по переводу «Восьмистиший» Рымкевича, а также написать доклад «Ярослав Марек Рымкевич и Мандельштам» для Ягеллонского Университета, хотя выступить с ним у меня уже не было возможности.

Закончив работу, я стал искать пути досрочного возвращения на родину, и благодаря активным действиям дирекции Института и помощи консульского отдела Посольства Белоруссии в Варшаве был найден вариант моего возвращения – через Белоруссию. Границы России с Польшей были в это время уже закрыты для автобусного, железнодорожного  и самолетного сообщения. Однако Посольству Белоруссии удалось организоватьт несколько автобусных трансферов Варшава - Брест для белорусов, желающих вернуться на родину, причем распоряжение об этом Президента Лукашенко касалось и русских братьев, и мне удалось получить  место в одном из последних автобусов. Я прошел контроль на двух границах – в Тересполе и в поезде Брест- СПб – и 25 марта благополучно вернулся в Петербург.

Накануне отъезда я все же решился прогуляться по опустевшему Кракову и сделать несколько фотографий на память о своей поездке.  Вот они - с моими комментариями.

Константы Ильдефонс Галчинский, воспевший ночной Краков в поэме «Зачарованные дрожки», одну из частей поэмы начинает словами; «От улицы Венеция к Сукенницам вели меня Артур и Ронард…». Мы же пойдем к Сукенницам другой дорогой, начинающейся от улицы Врублевского, где находится Институт книги.

1.Весна в Кракове. Снаачала мы попадем на небольшую площадь, где сходятся несколько улиц, в том числе  Длугая и Пендзихув. Здесь уже зацветают  желтые кусты форзиции, и видна зеленая травка. Но вообще погода в Кракове пока еще холодная и промозглая, солнце бывает редко.

 

 

 2. Улица святого Филиппа. Эта улочка ведет к рынку и затем к железнодорожному вокзалу, так что по ней я ходил много раз. Слева видна зеленая надпись «Жабка» - это продуктовый магазинчик шагового доступа, вроде нашего «Дикси». «Жабок» в Кракове великое множество, и это не только удобно, но и повышает безопасность покупателей. Это особенно важно для стариков.

3. «Райская мыльня»  Краков был когда-то и до сих пор остается городом ремесленников и мелких предпринимателей. Каких магазинчиков здесь только не увидишь! Вот и за углом на улице Длугой нас ожидает «Райская мыльня» - здесь торгуют серым мылом в брусках, видимо, собственного изготовления.

 

 

4. Все для свадеб. Почему–то на улицах св.Филиппа и Длугой сосредоточено огромное количество магазинов, торгующих свадебными платьями и другими аксессуарами для новобрачных. Видимо, так удобнее для покупателей: если все магазины в одном месте, то можно ходить и выбирать, не тратя лишнего времени на поездки.

 

5. Первый встреченный прохожий. Краковяне очень дисциплинированны, в создавшихся  условиях они в основном сидят по домам и носа на улицу не кажут.
Первый прохожий встретился мне лишь где-то на полпути к Плантам – дедушка выводил на прогулку свою собаку. На мой вежливый вопрос, можно ли их сфотографировать, дедушка повернулся ко мне спиной и дал деру вместе с собакой, которая явно желала со мной познакомиться. 

6. Улица Длуга («Длинная») . Это действительно очень длинная улица, по которой ходит трамвай – основное средство передвижения в Кракове. Трамваи удобные, малошумные, с широкой колеей и низким входом. И – внимание! - старики от 70 лет в трамваях освобождены от оплаты за проезд (в отличие от автобусов). Поэтому я не стеснялся проехать иной раз на трамвае даже одну-две остановки.

 7. А вот и Планты! Здесь в высоком здании «Под глобусом» расположен большой книжный магазин, проводящий часто встречи с авторами, вроде нашей «Книжной лавки писателей» на Невском.  Почти все здание занимает  крупнейшее краковское  издательство «Wydawnictwo Literackie», в котором мне прежде доводилось бывать.  Сейчас и то, и другое, к сожалению, было закрыто. Планты (парковая полоса на месте старинных укреплений) отделяют Старый город от остальной его части. Здесь уже заметны первые листики на деревьях.

 8. Улица Славковская. К Рыночной площади  отсюда ведет Славковская улица, по которой мы и пойдем дальше. Здесь тоже много интересного. Если на Длугой были сосредоточены магазины свадебных платьев, то здесь располагаются подряд несколько обменников для туристов. Они закрыты – туристов не видать. Костел тоже закрыт. В Кракове около 80 действующих монастырей и великое множество костелов, никогда не пустующих. Однако пандемия вируса заставила прекратить массовые богослужения. На дверях костела на Славковской – объявление о том, что в храме может находиться одновременно не более 50 человек, а в экстренных случаях ксендз может прийти на дом.

 9. Памятная таблица о погибших от смога краковянах. Любопытная таблица на стене одного из домов на Славковской. Здесь говорится о том, что она установлена в память о краковянах, погибших от смога, которых можно было бы спасти! Смог - туман. смешанный с выхлопными газами и дымом промышленных предприятий – одно из главных несчастий Кракова, расположенного в котловине.

 

 11. Скоро Пасха! Близится католическая Великая Ночь, и витрины сувенирных магазинов ломятся от пасхальных товаров. Особенно хороша краковская керамика. Но – увы! – все закрыто.

 

12. Магазин «Экспресс»  Единственный открытый магазин на Славковской – это продовольственный «Экспресс» Я в нем – единственный покупатель. Здесь мне повезло, я нашел  то, чего не было в других местах – свой любимый ячменный кофе «Анатоль» и красный польский борщок в пакетиках. Запасаюсь ими в дорогу. Будет чем поделиться и с домашними! 

 

13. Вот и Сукеннице!  Еще пару шагов, и открывается вид на Сукеннице,  то-есть бывшие «Суконные ряды» и Ратушу, украшающие Рыночную площадь. Совершенно пустую. Вид просто апокалиптический – никогда не думал, что мне доведется увидеть такое.

 

14. Хейнал над пустым Рынком. И – в довершение всего – с высоты Мариацкого костела звучит хейнал – призыв трубача, увидевшего приближающееся вражеское войско и  призывающего граждан спасти свой город. Но город, увы, пуст. Кто же спасет его? Только дисциплина и организованность жителей могут его спасти. От всей души желаю им победы над вирусом!