Выпуск 28

Польша глазами русских

Встречи с Адамом Загаевским

Анатолий Нехай

Адам Загаевский – прекрасный, сильный поэт со своим независимым взглядом на мир. Мне доводилось неоднократно встречаться с ним в Польше на поэтических праздниках и фестивалях. Познакомился я с поэтом на III  Всемирном конгрессе переводчиков польской литературы в Кракове в 2013 году. Участникам Конгресса предлагались встречи с ведущими польскими писателями, в том числе двумя известными поэтами: Рышардом Крыницким и Адамом Загаевским.

дам2

Я летел в Краков на Конгресс в одном самолете с Анатолием Ройтманом, переводчиком из Новосибирска, выпустившим незадолго до этого сборник избранных стихотворений Чеслава Милоша в своем единоличном переводе и очень гордившийся этим. Я же вез свой более скромный подарок - перевод эссе Милоша «Поиск Отчизны». Нас с Анатолием Яковлевичем многое роднило: и он, и я были «технарями», от изучения и преподавания технических наук перешедшими к поэтическому переводу, оба любили Милоша. По дороге мы с ним обсуждали милошевский «Бал» – у каждого оказалась своя версия перевода. На конгрессе, однако, наши интересы разошлись: Ройтман вместе с большой группой еврейских переводчиков из разных стран побежал на авторскую встречу с Рышардом Крыницким, я же отправился в другую, более свободную аудиторию, где предстояла встреча с Адамом Загаевским.

Я давно и преданно следил за творчеством Загаевского, собирал его книги (это было нетрудно), многое переводил «для себя» и даже составил перечень около 100 титулов, которые хотел бы включить в сборник его избранных стихотворений. Ни одной книги Загаевского в России еще не издавалось, и я очень хотел оказаться первым. Книга должна была называться «Новый опыт» - по названию одного из стихотворений.

Адам Загаевский был поэтом «новой волны», родившимся во Львове незадолго до конца войны. Его опыт – это был уже новый опыт, впитавший в себя послевоенное переселение из Львова на «освобожденные земли» (описанное им в эссе «Два города»), участие в борьбе оппозиции с коммунистическим режимом в Польше и длительный опыт эмиграции.  Так же как и его учитель Чеслав Милош,  Загаевский различал «русских» и «Российскую империю». В одном из его стихотворений выражалась надежда на возможное сближение двух стран, и формулировались «условия» этого:

 ЕСЛИ Б РОССИЯ…

Если б Россия была основана
Анной Ахматовой, если б
Мандельштам писал ее законы,
а Сталин был бы второстепенной
фигурой позабытого грузинского
эпоса, если б Россия сняла свою
взъерошенную медвежью шкуру,
если б могла она жить в словах, а не в
кулаках, если б Россия, если б Россия…

После чтения автором стихов и ответов на вопросы я подошел к Загаевскому с предлагаемым мной списком избранных стихотворений, включавшем стихи из всех его книг с  1950 по 2007 годы.  Поэт заинтересовался, внимательно просмотрел список и сказал, что одобряет его. Он также дал мне мейл своего агента (женщины) занимавшейся его авторскими правами.

Вернувшись домой, я засел за переводы и вскоре подготовил текст своего издания. Одновременно я занялся поиском издательства, заинтересованного в издании стихов Загаевского, но это оказалось трудным делом (стихи, да еще переводные, вообще никто не хотел печатать – прежде всего, по финансовым соображениям). По совету друзей я послал свою книгу в одно из московских издательств. Там охотно давали обещания, но годы шли, а дело не двигалось с места. Короче говоря, мою книгу попросту замотали, возможно, высвобождая место для кого-либо из «своих» переводчиков.

Адам2Во время следующего Конгресса в Кракове в 2017 году мы снова встретились с поэтом на его авторском вечере, состоявшемся в рамках проходившего одновременно Фестиваля поэзии Милоша. Выступление Загаевского походило во дворце Циолэка.

Пан Адам узнал меня и познакомил со своей супругой, также бывшей на этом вечере.

Я позволил себе преподнести ему свое, написанное по-польски стихотворение «Gdyby Polska», бывшее откликом на его стихотворение о России, и поэт с улыбкой прочел его своей жене, стоявшей рядом:

 

 GDYBY POLSKA…

Adamowi Zagajewskiemu

Gdyby Polska stała się Litwą Ojczyzną moją
ściskającą szlachetną szyję Rylejewa [1]
straconego za Wolność Waszą i Naszą
Gdyby przestała być łąką zacietrzewionych osłów
pasących się na minowym polu nienawiści [2]
Gdyby posłuchala rozpaczliwego PULL UP! PULL UP! [3]
zamiast staczać się coraz niżej
aż do dotknięcia skrzydłem brzózki rosyjskiej –
Gdyby Polska… Gdyby Polska…

Перевод: Если бы Польша стала Литвой Отчизной моею
обнимающей благородную шею Рылеева [1]
отдавшего жизнь за свободу Вашу и Нашу
Если б перестала быть лужайкой упрямых ослов
пасущихся на минном поле ненависти [2]
Если б послушала отчаянное PULL UP! PULL UP! [3]
вместо того чтобы опускаться все ниже
пока не коснулась крылом российской березки -
Если бы Польша… Если бы Польша…

Следующий Конгресс должен был состояться в 2021 году, но из-за пандемии его проведение перенесли на более поздний срок. А в марте 2021 года из Кракова  пришла печальная весть о кончине поэта.

В первые годы нашего знакомства между Адамом Загаевским и мной поддерживалась переписка, касающаяся в основном подготовки к изданию в России сборника его стихов. В одном из своих писем я процитировал свое любимое стихотворение Загаевского. которым и хотел бы закончить этот набросок.

ПЛАМЯ

Боже, подари нам долгую зиму
и тихую музыку, и уста терпеливые,
и немного гордости – прежде
чем окончится наш век.
Подари нам еще удивление
и высокое, ясное пламя.

Стихи Адама Загаевского у нас пока еще мало известны. Лишь отдельные стихотворения можно найти в антологиях и периодических изданиях [4],  Множится, однако число интернет-публикаций с любительскими переводами его стихов. Это позволяет надеяться на то, что поэзия Загаевского найдет признание и у нас.

Примечания:

[1] Слова Адама Мицкевича из вступления к «Пану Тадеушу» и стихотворения «Друзьям-москалям» (“Do przyjaiòł Moskali”).

 [2] Строчка из стихотворения Казимежа Вежиньского «Как вести беседу» (“Lekcja konwersacji”).

[3] «Выше! Выше!» (англ.) – сигнал, автоматически передаваемый  высотомером на самолете с польской делегацией, разбившемся под Смоленском в апреле 2010 года.

[4] См., например, антологию «Польские поэты ХХ века» Наталии Астафьевой и Владимира Британишского («Алетейя», СПб, 2000), подборку в журнале «Звезда» №10 (2009), посвященном польской культуре, а также антологию польской поэзии «Из века в век» (М., МАГИ, 2011).

 

Встречи с Адамом Загаевским




Анатолий Нехай

Анатолий Нехай

Переводчик с польского и чешского языков, член Союза переводчиков России с 2001 года.




Выпуск 28

Польша глазами русских

  • Варшава в моем сердце
  • Славянам (два стихотворения)
  • Каноник из Фрауенбурга. Жизнь Коперника (фрагмент киноповести)
  • Русская и польская душа
  • Иголки с нитками
  • Иголки с нитками (окончание)
  • Сонет о Польше
  • Чем православный крест отличается от католического
  • Польской девушке
  • Польша в поэзии Сергея Соловьева
  • Пушкин и Мицкевич (миф о двух поэтах «под одним плащом»)
  • Краковский Лайконик
  • Доминиканская ярмарка в Гданьске
  • Краковский хейнал
  • Ченстоховская святыня
  • Праздник Божьего Тела в Польше
  • Празднование юбилея Люблинской унии
  • Международные фольклорные встречи в Люблине
  • Величка
  • От улицы Врублевского до Сукенниц...
  • Свентоянское празднество в Люблине
  • Летние концерты в Лазенках
  • Сады библиотеки Варшавского университета
  • Чехов и поляки
  • Казимеж Дольный - город художников
  • Русалочка
  • Альбендорф – Вамбежице. Силезский Иерусалим
  • Белый монастырь черных монахов
  • Вроцлавский зоопарк
  • Встречи с Адамом Загаевским
  • «Эту песню не задушишь, не убьешь..»