Выпуск 3

Переводчики и авторы

Виткевич и Петербург

Наталия Папчинская

Станислав Игнаций Виткевич (псевдоним Виткацы или Виткаций) — художник, писатель, драматург, фотограф-экспериментатор, теоретик искусства, критик и философ, родился в 1885 г. в Варшаве в семье известного критика и живописца Станислава Виткевича. Вскоре семья переехала в Закопане, к подножью Татр, недалеко от Кракова. Рано проявившиеся способности в живописи, литературе и музыке успешно развивались в благо­приятной атмосфере дома, где часто бывали известные представители польской культуры. В возрасте 8 лет под влиянием Шекспира и Метерлинка Виткевич написал несколько коротких драматических произведений, в 17 лет впервые участвовал в выставке живописи, а год спустя создал свое первое философское произведение. Отец Виткевича, будучи противником всякого систематического обучения, которое, по его мнению, убивает индивидуальность, нанял сыну частных учителей. В 1904-1908 гг. Виткевич совершает путешествия в Италию. Францию, где знакомится с мастерами живописи начала XX века. Особенно его привлекает живопись Гогена, позже Пикассо. В 1905 г. Виткевич поступает в Академию художеств в Кракове, но вскоре оставляет ее, берет уроки у друга Гогена, известного живописца Вл. Слевинского, позднее работает в мастерской Ю. Мехоффера.

В 1912 г. появляется первый роман Виткевича «622 падения Бунго или Демоническая женщина», основой которого была бурная и полная драматических перипетий связь с актрисой Иреной Сольской. Главный герой — воплощение мифа литературной эпохи «Молодой Польши» с его правом на неограниченную свободу и крайний индивидуализм.

21 февраля 1914 г. кончает самоубийством невеста Виткевича Ядвига Янчевская. До сих пор остаются неизвестными причины и обстоятельства ее гибели, но сам Виткевич до конца своей жизни винил себя в ее смерти Тяжелые переживания чуть было не довели до самоубийства и самого Виткевича. Его друг, Бронислав Малиновский, предложил ему поехать с ним в антропологическую экспедицию в Австралию, которую он готовил при поддержке Британской Ассоциации по развитию науки. В мае 1914 г. Виткевич отплывает на Новую Гвинею в качестве фотографа и рисовальщика. Отголоски этого путешествия проявятся почти во всех драматургических произведениях Виткевича, в частности, в показанном в рамках фестиваля Балтийского Дома «Тропическом безумии», К восточным мотивам Виткевич будет обращаться и в своих живописных юмпозициях.

В сентябре 1914 г. становится известно о начале войны в Европе. Российский подданный, Виткевич не может поехать в Закопане, на территорию воюющей с Россией Австро-Венгрии, и отправляется в Петербург, где живут его родственники. В Петербурге Виткевич записывается в офицерскую школу в Павловске, надеясь в дальнейшем поступить в какой-либо польский отряд, который предполагалось создать в России. Так начался четырехлетний российский период в жизни Виткевича, период существенных достижений не только в области экзистенциальной, но и философской, эстетической и историософской. Однако, именно этот период его жизни наименее известен, он полон загадок и тайн.

казармы павловского полкаВ мае 1915 г. Виткевич заканчивает офицерскую школу и по протекции своего дяди, Владислава Жуковского, влиятельного юриста и депутата российской Думы, попадает в знаменитый лейб-гвардии Павловский полк, казармы которого находились у Марсового поля.

Вскоре Виткевич отправляется на фронт и в сражении у реки Стоход в Западной Украине получает тяжелое ранение. За мужество его награждают орденом св. Анны IV степени, но состояние здоровья не позволяет ему участвовать в войне, — он остается в составе запасного батальона. Во время Февральской революции солдаты избирают его своим командиром в четвертую роту батальона «в знак признательности за гуманное отношение к подчиненным».

Что было потом? С августа по ноябрь 1917 г. Виткевич был на лечении, так что в октябрьских событиях участия не принимал, а, скорее всего, должен был скрываться, «бежать от смерти, подстерегающей из-за каждого угла избалованных господ офицеров». Не случайно Виткевич в своих драмах постоянно будет обращаться к теме бунта, революции и переворотов. Российский опыт окончательно сформировал историософские взгляды Виткевича, он стал и главной причиной его пессимизма и видения катастрофы, в нем следует видеть истоки пророчества триумфа «оскотинившегося» человечества над индивиду­умом, предвидение Виткевичем катастрофы, касающееся общественного и культурного развития. По Шпенглеру, развитие культуры имеет циклический характер и соответствует переменному ритму' истории. Виткевич же считал, что история человечества — это кривая, наивыс­шая точка которой для человечества уже позади — со времен Французской революции общество переживало лишь очередные фазы упадка, без всякой надежды на то, чтобы новая фаза могла стать одновременно и началом новой эпохи.

аничков дворецЖивя в Петрограде, Виткевич принимает активное участие в художественной жизни здешней Полонии и культурной элиты России. Он много работает в живописи (в мае 1918 г. участвует в выставке польских художников в Аничковом дворце, организованной Польской органи­зацией помощи жертвам войны), несколько раз посещает Москву, знакомясь с собраниями Щукина и Морозова.

Россия тех лет была местом, где происходили острые столкновения различных эстетических и мировоззренческих тенденций, пунктом пересечения новаторских идей, идущих со всей Европы, во всех областях искусства и литературы. В Петрограде начала века Виткевич мог почувствовать родство с экспрессионистическим литера­турным авангардом: Пильняком, Эренбургом, Маяковским; он познакомился здесь с русским конструктивистским театром, театром авангарда Крученых, ощутил значи­тельное совпадение взглядов с идеями некоторых современных ему писателей и критиков: Ив. Разумника, Брюсова, Мережковского. Сходство катастрофического видения будущего сближало его с образами механи­зированного общества Евгения Замятина, с определением цивилизации «муравейника» Николая Бердяева. Маловероятно, чтобы Виткевич не знал акмеистов, не встретился с Хлебниковым, который посещал столицу в 1914-1915 гг. и 1917г. Не мог Виткевич пропустить и выставки Малевича и Татлина, где были представлены супрематические композиции и конструктивистские картины.

Всю жизнь Виткевич увлекался фотографией (первые самостоятельные работы были сделаны им в возрасте 13 лет). В 16 лет он впервые побывал в Санкт-Петербурге, куда поехал для знакомства с городом и Эрмитажем. Сохранились его фотографии площади перед Зимним дворцом, казарм Павловского полка (где спустя 15 лет ему довелось служить), Аничкова моста...

 виткаций автопортретПроцесс фотографирования у Виткевича постепенно насыщается интенсивным переживанием. Самое важное для него — состояние духа», ощущение особенности портрети­руемого. Наивысшая правда о портретируемом, о его «отдельном существовании» — в глазах. Глаза на фотографиях выделены естественным освещением, чаще боковым, они широко открыты, неподвижны. Единственной его сохранившейся фотографией петербургского периода является так называемый «Многократный портрет в зеркалах». Эта работа иллюстрирует концепцию Виткевича о многослойности человеческой психики и личности.

Сдетских лет Виткевича восхищали звезды, любимой темой для разговора была астрономия, взаимосвязь планет и солнца. Герои его пьес («Прощание с осенью», «Ненасыщение») под действием звезд испытывают различ­ные метафизические ощущения. В этих литературных произведениях получила воплощение убежденность Виткевича в том, что постижение тайн Вселенной может позволить художнику раскрыть Тайну Бытия и передать ее в своих творениях. Увлечение звездами осталось у Виткевича на всю жизнь, и наиболее ярким проявлением этого интереса было создание в Петрограде в 1917-1918 гг. оригинального цикла астрономических композиций, написанных пастелью, часть которых сохранилась до нынешнего дня. Возможно, пребывание в офицерской школе в Павловске, неподалеку от Пулковской обсерватории, «астрономической столицы мира», явилось причиной создания данного цикла (слушатели офицерской школы имели обязательный курс по топографии, который проводился именно в Пулковской обсерватории).

Астрономические реминисценции можно заметить и в драмах Виткевича, главным образом, в именах персо­нажей. Астрономическая тема видна и в портретном искусстве: на одном из лучших портретов Нены Стахурской «Звездочка» (пастель, 1929), голова помещена на фоне летящей над горами вихрящейся спиралеобразной туманности.

1 июля 1918 г., благодаря помощи друзей, Виткевич возвращается в Польшу. Период пребывания в Петербурге был для него переломным: в России Виткевич увидел лицо XX века. Здесь он прошел школу жизни и истории, и эта школа сделала для него возможным определить дистанцию между собой и своими литературными пер­сонажами.

Виткевич и Петербург

Наталья Папчинская (1938-2006) - переводчик и культуролог, член Культурно-просветительского общества "Полония", много лет сотрудничавшая с Польским институтом в Петербурге. Многие помнят ее живой и естественный синхронный перевод фильмов на польском языке во время кинофестивалей "Новое польское кино",организуемых Польским институтом в Доме кино в Петербурге.. Статья о Виткевиче была подготолена ею для брошюры, рекламирующей одну из выставок фотографий Виткевича в Петербурге.

"




Выпуск 3

Переводчики и авторы

  • Проблемы перевода стихотворений Чеслава Милоша на русский язык: ритмико-интонационный аспект
  • Мицкевич и Пушкин
  • Густав Херлинг-Грудзинский и Федор Достоевский
  • Виткевич и Петербург
  • О поэзии Яна Твардовского
  • Тадеуш Ружевич и Карл Дедециус
  • Десять заповедей переводчика
  • Булгаков и Сенкевич
  • «Водовороты» – забытый роман Генрика Сенкевича
  • О Паоло Статути – переводчике русской и польской поэзии
  • Вечер памяти Владимира Британишского
  • Как переводить Мицкевича? Размышления Филиппа Вермеля
  • О переводах романа «Шляхтич Завальня» Яна Барщевского.
  • Волколак
  • Младший книжник. О книгах, их чтении и написании
  • Милош как состояние
  • «Они жили на Верной» (прототипы Рудецких - героев романа Жеромского)
  • Переводчик Карл Дедециус – участник Сталинградской битвы
  • Детская писательница Малгожата Мусерович
  • Переводы Буниным «Крымских сонетов» Адама Мицкевича
  • Николай Васильевич Берг - первый переводчик «Пана Тадеуша»
  • Поэтический язык Чеслава Милоша
  • Марыля Шимичкова в гостях у Мехоффера