Выпуск 2

Эссеистика

Ружевич в Петербурге

Анатолий Нехай

В последний раз Тадеуш Ружевич побывал в нашем городе в 2002 году. На книжной ярмарке в Ледовом дворце он подписывал тогда экземпляры своей новой книги – билингвы «На поверхности поэмы и внутри», изданной во Вроцлаве. Этот тщательно изданный сборник, выбор стихов для которого осуществлял сам поэт вместе с главным редактором Нижнесилезского издательства Яном Столярчиком, он привез, чтобы познакомить петербургских читателей со своими новыми произведениями. Переводы в нем были выполнены такими мастерами, как Борис Слуцкий, Владимир Корнилов, Муза Павлова, Булат Окуджава, Владимир Британишский… Эта книга – памятник любви и уважения к замечательному польскому поэту.

В нашем городе переводами стихов Ружевича с энтузиазмом занимался Алексей Давтян, для которого Ружевич был единственным поэтом, заслуживающим перевода. Он был ему безраздельно предан. Сборник его переводов «Без и другие стихи» был подготовлен к печати  в «Библиотечке  полонийного чтения», издававшейся КПО «Полония» при поддержке Польского института в Санкт-Петербурге. Во время нашей встречи удалось получить разрешение автора на публикацию этой книги. Вышедшей небольшим тиражом для нужд петербургской «Полонии».

Нас познакомил тогдашний директор Польского института в Петербурге профессор Иероним Граля. Не зная, как обратиться к Ружевичу, я осторожно спросил его: «Gdzie mistrz mieszka?» («Где маэстро живет?»). Он улыбнулся и ответил: «Не знаю, где живет маэстро, а я живу во Вроцлаве!» С этой улыбки и началось мое знакомство с поэтом. Мне было поручено сопровождать его в прогулке по Музею Достоевского, посещение которого было обязательным пунктом программы пребывания поэта в Петербурге. Ружевич жадно и очень внимательно оглядывал экспозицию, медленно переходя от витрины к витрине. Видно было, как много значит для него великий русский собрат. Повернувшись к сопровождавшему его Столярчику, Ружевич сказал: «А ведь у меня есть рассказ о Достоевском – «Чаевые»! И … предложил мне перевести этот рассказ на русский язык. Я, разумеется, согласился (через пару лет перевод был опубликован в журнале «Царское село»). После ярмарки 80-летний Ружевич уже очень устал, но никак не мог покинуть музей и даже порывался пойти еще в город, – посмотреть места, связанные с героями «Преступления и наказания». Столярчику, игравшему роль ангела-хранителя при поэте, с трудом удалось его отговорить.

Вскоре я получил из Вроцлава посылку с книгами, которые он рекомендовал для перевода. Это были книги, написанные поэтом в последние годы: волнующий рассказ в прозе и стихах о семье поэта «Мать уходит» (получивший главную литературную премии Польши «Ника» за 2000 год), сборники стихов «Ножик профессора» и «Пространство серого». Пришел также толстый том его рассказов, из которых я выбрал потрясший меня рассказ «Исповедь» о партизанских годах поэта, проведенных в Армии Крайовой. Этот рассказ мне тоже удалось опубликовать в «Царскосельской лире».

Через десять лет после первой и единственной нашей встречи – новая встреча с поэзией Ружевича в музее Анны Ахматовой. На этот раз сам поэт, недавно отметивший свое 90-летие, уже не смог приехать, а верный его друг Ян Столярчик представил собравшимся новую билингву «Они пришли увидеть поэта», выпущенную московским издательством «Летний сад» совместно с одним из вроцлавских издательств. Другим гостем из Вроцлава  был известный историк Миколай Иванов, руководитель проекта «Москва-Вроцлав», в рамках которого была создана книга. Он же по совместительству был переводчиком, переводя на русский язык долгий и взволнованный рассказ Яна Столярчика о любимом поэте.

Новая билингва со стихами Ружевича – попытка охватить все его поэтическое творчество вплоть до последних лет (последнее стихотворение в сборнике датировано 2005 годом). Это, безусловно, расширяет наше представление о поэте. В книге большинство переводов выполнено заново, появились и новые имена: В.Ладогин, Е.Симонова. Нельзя, однако, сказать, что новые переводы всегда лучше старых, достаточно сравнить «Маску» в старой и новой билингвах. Есть и явные ляпсусы: например, в одном из стихотворений слово «niewygodny» («неудобный») переведено как «новогодний». Это говорит о неважном редактировании книги.

В данном выпуске «Дома польского» представлены некоторые переводы прозы и стихов из сборника «Мать уходит» – заветной книги Тадеуша Ружевича.

Ружевич в Петербурге

В последний раз Тадеуш Ружевич побывал в нашем городе в 2002 году. На книжной ярмарке в Ледовом дворце он подписывал тогда экземпляры своей новой книги – билингвы «На поверхности поэмы и внутри», изданной во Вроцлаве. Этот тщательно изданный сборник, выбор стихов для которого осуществлял сам поэт вместе с главным редактором Нижнесилезского издательства Яном Столярчиком, он привез, чтобы познакомить петербургских читателей со своими новыми произведениями. Переводы в нем были выполнены такими мастерами, как Борис Слуцкий, Владимир Корнилов, Муза Павлова, Булат Окуджава, Владимир Британишский… Эта книга – памятник любви и уважения к замечательному польскому поэту.

 




Анатолий Нехай

Анатолий Нехай

Переводчик с польского и чешского языков, член Союза переводчиков России с 2001 года.




Выпуск 2

Эссеистика

  • Два эссе о Милоше
  • Достоевский теперь
  • Бесы
  • Теперь
  • Ружевич в Петербурге
  • Чаевые
  • Стихами говорю о Боге
  • Ян Твардовский – ксендз и поэт
  • Пограничье как фактор духовности
  • Время славянской цивилизации
  • Сенкевич – эпоха в истории польской литературы
  • О романе Яцека Денеля «Ляля»
  • Легенда острова
  • Кто такие Балты? На границе двух миров
  • Агнешка Осецкая - набросок портрета
  • Об изгнании
  • Уроки Милоша
  • Судьба людей - общая
  • История и современность в творчестве Генрика Сенкевича
  • Место художника в современном мире
  • «Польский первородный грех» и его влияние на развитие современной Польши
  • Кофе по-турецки
  • Нобелевское бремя