ВЫПУСК 25

Эссеистика

Локдаун по-польски

Анджей Краевский

Как будто мало было несчастий в прошлом году, так еще в начале нынешнего ко мне приехал племянник. Сделал  он это неожиданно, хоть, правда, и предупреждал, что заедет, возвращаясь из Германии, однако. по наивности я предположил, что сразу после пересечения границы тот сядет на 10-дневный карантин. То есть даст мне время психологически подготовиться к визиту любимого гостя. Тем не менее, через пять часов после пересечения границы он уже стоял у моих дверей.

- Привет, дорогой племянник – сказал я со всей возможной радостью. – А что с карантином? - Гость немедленно объяснил, что еще перед границей водитель автокара предложил пассажирам честный выбор.  Те, кому нужно было попасть на карантин, ехали с ним. А тех, кто торопился, он высадил на паркинге в километре от пограничного перехода, а потом ждал их в километре с другой стороны границы. На пешеходов, идущих из Германии, обязанность карантина не распространялась. Племянник хотел побыстрее меня увидеть,. поэтому выбрал пешую прогулку.  Движение и свежий воздух заострили его аппетит, и после приветствий он потребовал отвезти его  в город на обед

Гостеприимство - вещь святая, и мы поехали. Найти заведение, предлагающее место за столиком, труда не составило. На вопрос о локдауне  хозяин ресторана образно объяснил мне, где именно он видел: правительство, санэпид, полицию и эпидемию. Штраф на него уже наложили, но юрист заверил, что в суде он дело выиграет, как один парикмахер из Ополе. Племянник поддержал его добрым словом и спросил. где после обеда можно выпить хорошего кофе и съесть пирожное. Веждивый хозяин дал адрес. Когда, наевшись, мы выходили, в дверях нас встретил инспектор санэпида в окружении пяти полицейских.

В кафе, находившемся в трех улицах отсюда, выяснилось, что нам нужно будет подписать договор об аренде столика в  профессиональных целях. Аренда стоит 30 злотых, но зато кофе с пирожным - бесплатно. Все представлялось замечательно, кроме одного – свободных столиков не было.  Пока мы стояли у прилавка, ожидая освобождения места, внезапно вошел показавшийся нам знакомым  полицейский. Запыхавшись. он сообщил  хозяину, что сегодня он в команде санэпида  и что через полчаса они придут с проверкой. Отвечая на благодарности, он объяснил, что, хоть и должен выполнять приказы, но если речь идет о правительстве и его решениях… С этого момента ни одно из произносимых им слов уже не годилось для публикации.

- Дорогой племянник, сам видишь, нам тут делать нечего, пойдем дальше  – предложил я. В другом кафе все удивились, когда мы попросили  договор на аренду столика.

- Получите кофе в бумажных стакачиках, пирожное на бумажной тарелочке и пластиковые вилочки. Потом, сидя за столиком, сделайте вид, что вы сейчас уйдете, - объяснила нам обслуга. Так мы и сделали, хотя племянник и заметил, что кофе из бумажного стаканчика –это не то же самое, что из чашки. Несмотря на это, кофе был вкусным, как запретный плод. Когда мы его допивали, вошел уже знакомый нам с  виду инспектор санэпида. Он сцапал бармена и предостерег, что через полчаса вернется с пятью полицейскими, но чтобы они не расстраивались, потому что он хорошо знает, что такое банкротство и нужда, а что касается правительства и его решений, то… и с этого момента он стал использовать слова, которые нельзя слышать ни одному ребенку.

 - Дорогой племянник, похоже, что наше правительство  теряет контроль над администрацией на локальном уровне, потому что та проводит  собственную политику переживания эпидемии – обратился я к племяннику. Тот утвердительно покивал головой, доедая пирожное. Проглотив последний кусочек, он потребовал визита в…  ночной клуб с музыкой и алкоголем. При этом милая обслуга тут же сообщила нам адрес.

- Но, дорогой племянник, не боишься ли ты заразиться коронавирусом? – запротестовал я.

- Нет! – без колебания ответил племянник и рассказал, что в ноябре переболел коронавирусом COVID-19 вне системы, потому что больше всего боялся попасть в лапы польского здравоохранения. Особенно достали его рассказы знакомых. которые два дня кочевали в автомобиле, охраняя место в очереди на мазок перед мобильным пунктом  взятия проб. Следующую неделю они ожидали дома результаты анализов.

- Прежде чем я узнал, что мы заражены, у меня уже восстановились обоняние и вкус – радостно заявил племянник. И помчался в ночной клуб. Гостеприимство - вещь святая, поэтому я последовал за ним. Внутри мы увидели клубящуюся толпу молодых тел, вооруженных  смартфонами, делавщих друг другу снимки. И тут я заявил племяннику, что если он переступит порог этого клуба, то может навсегда позабыть о ночлеге в моей квартире.

- OK. Возвращаемся, но завтра поедем кататься на лыжах – начал торговлю племянник. Катание на лыжах мне совершено чуждо, но гостеприимство – вещь святая, и я уступил.

После того, как правительство закрыло туристику, найти место для ночлега по интернету стало делом легким и быстрым . Во всяком случае через 10 минут у нас уже был адрес места ночлега, и мы с утра отправились в путь. На указанном месте, недалеко от заснеженного склона, клубились толпы туристов. Но сам склон был закрыт полицией… Племянник, удивленный эффективностью действий правительства, отправился в первый попавшися пункт проката, чтобы выяснить, что тут происходит.

Хозяин веждиво объяснил, что склон охраняет полиция, поэтому нужно взять напрокат лыжи, отойти с километр подальше, а затем зеленой тропой подняться на вершину горы.  

- С нее прекрасно съезжаешь – заверил  хозяин пункта проката.

Согласно указателю, стоящему в начале тропы, подъем на вершину (около 1 тыс метров над уровнем моря) должен был занять около часа. Авторы указателя не предвидели, однако, ковирусной ситуации. В гору тянулась цепочка людей,  поминутно отскакивавших от тех, кто ехал с горы на лыжах. «Внимание!» – кричали лыжники, шустрящие слаломом между пешими. «Внимание!» – кричали пешие, упрыгивая от них в сугробы. Все, независимо от пола и возраста, выглядели счастливыми. Племянник после трех сугробов и одного съезда тоже так выглядел.

Радость прошла к вечеру, когда он начал хрипеть и кашлять. Утром мы в экстренном темпе решили вернуться, потому что он хрипел и кашлял всю ночь. От избытка счастья у него начало даже свистеть в легких. Было субботнее утро,  и простейшим способом спасения племянника - было дозвониться до работающего по выходным здравпункта. Это удалось, и очень милая девушка-врач  провела телефонное интервью, записала паспортные данные, после чего проинформировала племянника, что ввела его данные в тестовую систему на предмет коронавируса. Возгласы племянника, что он уже переболел, a теперь у него  скоротечное воспаление легких, она проигнорировала.  Две минуты спустя на его мобильник пришло сообщение от автомата из санэпида, уведомляющее, что племянник подлежит карантину и под  угрозой уголовной ответственности ему запрещатся выходить из дома. Минутой спустя другой автомат под названием „e-zdrowie” прислал СМС-ку, веляшую ему явиться на тест  по COVID-19 в 13 часов дня. в указанном месте.

 - Дорогой племянник, у нас тут два противоречивые сообщения от двух разных систем,  но рассудок велит ехать, потому что без результатов теста врач может не захотеть тебя принять и выслушать – посоветовал я. Племянник согласно кашлянул. Мы поехали.  Возле пункта приема мазков клубилась очередь людей, ожидающих вакцинации. Сам же пункт был закрыт, но на дверях висела карточка с номером телефона.  Я позвонил. Милая пани объяснила мне,  что мазки принимаются только до 12 часов, а потом начинаются прививки.

- Но ведь „e-zdrowie” и автомат назначил нам na 13.00 – несмело запротестовал я. В этот момент милая пани начала подробно излагать свои мысли о системе,  об автомате и о правительстве. Причем делала она это еше более цветисто, чем врач из санэпида…

Что ж, гостеприимство - вещь святая. Единственное, что мне еще оставалось – это врач… ветеринар.

Каждый хозяин домашнего животного в Польше знает, что, в отличие от людей, может всегда рассчитывать на быструю помощь и профессиональную опеку своего питомца. Кроме того, врачи-ветеринары часто лечат медикаментами для людей. Таблетку  приходится тогда делить на несколько частей. Ветеринары также выписывают рецепты, и у них большие запасы лекарств для наших любимцев. Когда ты - хозяин двух старых котов, болеющих чуть ли не ежедневно, то у тебя появляется немало друзей из этого общества.

Ночью оказалось, что организм племянника мало чем отличается от кошачьего. Уже в воскресение около полудня, после приема второй дозы антибиотика, он перестал хрипеть.  Хорошо перенес также и мазок. Вечером пришел СМС от  «e-zdrowia» что результаты  теста можно будет проверить на Интернет Счете Клиента. Результатов не было ни в полночь, ни утром, а в санэпид нам не удалось дозвониться.  К счастью, внезапно на ИСК племянника появилось сообщение, что его карантин закончился, после чего… сообщение исчезло. Осознание того, что нас окружает мир рассказов Франца Кафки, потрясло моего гостя. Внезапно он затосковал по родному дому.

-Дорогой племянник, я охотно тебя подвезу – предложил я с хорошо скрываемым облегчением.  

Он отозвался спустя неделю. Похвалил кошачий антибиотик и сообщил, что записался в . гимнастический зал.  Нужно было только выкупить лицензию одной из спортивных федераций.

- Представь себе, платишь только 50 злотых за год – и ты уже профессионал с перспективами включения в национальную сборную – не мог нахвалиться он удачной инвестицией. В конце обещал, что, когда наберет форму, то снова ко мне приедет, и мы сможем совместно порадоваться польскому локдауну…

 

Печатается с сокращениями

ИСТОЧНИК: https://wiadomosci.dziennik.pl/opinie/artykuly/8080353,lockdown-obostrzenia-koronawirus-lamanie-obostrzen-restauracja-stoki-narciarskie-lokal-rzad-covid-19.html

 

Локдаун по-польски




ВЫПУСК 25

Эссеистика

  • Два эссе о Милоше
  • Достоевский теперь
  • Бесы
  • Теперь
  • Ружевич в Петербурге
  • Чаевые
  • Стихами говорю о Боге
  • Ян Твардовский – ксендз и поэт
  • Пограничье как фактор духовности
  • Время славянской цивилизации
  • Сенкевич – эпоха в истории польской литературы
  • О романе Яцека Денеля «Ляля»
  • Легенда острова
  • Кто такие Балты? На границе двух миров
  • Агнешка Осецкая - набросок портрета
  • Об изгнании
  • Уроки Милоша
  • Судьба людей - общая
  • История и современность в творчестве Генрика Сенкевича
  • Место художника в современном мире
  • «Польский первородный грех» и его влияние на развитие современной Польши
  • Кофе по-турецки
  • Нобелевское бремя
  • О смысле жизни
  • Русские по рождению. Этнос-цивилизация
  • Зрелость: на пути к индивидуальному и общему благоденствию
  • Польский «непредставленный мир»
  • К столетию «Пана Тадеуша»
  • Зеленый цвет в польской поэзии
  • О Европейском Союзе и Люблинской унии
  • 80-летие начала Второй мировой войны в польской перспективе
  • О Святом Иоанне Павле II
  • Нужна ли Польше национальная терапия?
  • Поколение Z - жертвы цифровой утопии
  • Вирус и политика в Польше
  • 9 мая 1945 года – Победа или начало Победы?
  • Карта Утопия (последние стихи Шимборской)
  • Внешняя политика Польши в плену мифомании Бека
  • Начало новой космической эры – Эры Водолея
  • Репортаж с ковидова поля
  • Локдаун по-польски
  • Человек-потребитель, или Путь в никуда
  • Мы глупеем и вымираем. Польша изменится до неузнаваемости