Выпуск 34

Эссеистика

Демон согласия

Ленка Прохазкова

Не только отдельные люди, но и целые народы имеют свой ха­рактер, влияющий на судьбу. Ког­да по прошествии трехсот лет по­сле битвы на Белой горе чешский народ сумел воссоздать свое го­сударство и свою культуру, про­возгласить гуманизм и вернуться к развитию демократии, причем с такой энергией, которая до сих пор вызывает удивление, как стало возможным, что этот народ допу­стил, чтобы его коллективная па­мять была заретуширована? Воз­никает законный вопрос, а это все тот же народ?

Чешский премьер-министр в прямом эфире объявил граж­данам, что его страна находится в состоянии войны, распростра­нив тем самым тревожное изве­стие, которое не было правдой. Парламент Чешской Республики за объявление войны Российской Федерации не голосовал. Пока «за нас» воюет украинская армия, полки неонацистов и выпущенные из тюрем украинские заключенные. Правительство ЧР, поддержанное балаболами на Вацлавской площа­ди, «всего лишь» на полмиллиарда послало оружия и информировало о том,что использовать его могут желающие повоевать чешские до­бровольцы. На общественно-поли­тических радиостанциях раздают­ся их взволнованные голоса, рвут­ся в бой и те, кто признается, что не имеет ни военного опыта, ни во­енных навыков. СМИ с гордостью сообщают о нескольких сотнях за­писавшихся смельчаков. Отставной генерал Петр Павел выразил надеж­ду, что президент заблаговременно объявит амнистию для тех, кто взял в руки оружие.

Украинский президент (бывший комик, исполняющий в настоящее время роль в трагедии), вышед­ший на связь по скайпу, признал, что приветствует добровольцев, и объявил, что для них создает­ся иностранный легион. Туда уже направляются сотни желающих из Англии, Латвии, христианской Хорватии, пацифистсткой Германии и других демократических стран. А тем временем с востока из зоны боевых действий прибывают укра­инские беженцы, вызывающие жа­лость и готовность помочь. Среди них, правда, неожиданно оказы­ваются и «морозонеустойчивые» группы совсем неевропейского происхождения.

Правительство Чехии объявило особое положение. На чешских гражданах оно никак не отраз­илось, но беженцам дало приори­тетную возможность делать по­купки, дало упрощенную форму получения виз, обеспечение ма­териальной помощью людей, бе­жавших от войны, которую при­ближали и провоцировали долгих восемь лет украинские власти. Да, украинцы действительно жертвы. Жертвы Майдана.

Твердая вера в «преступное использование армии» против «невинного, суверенного, демо­кратического и правового» госу­дарства укрепилась и в чешских мейнстримных СМИ. Наиболее лю­бознательным читателям, которые предпочитают доверять фактам, а не принимать все на веру, от­казано в возможности прочитать о стратегическом уничтожении прежде всего военных баз США  и тайных лабораторий, где созда­валось биологическое оружие. Эти лаборатории были построены и территории Украины. Сначала восемь, а теперь уже около трех десятков имеющихся биолабора­торий предусмотрительно поста­рались уничтожить как образцы исследований, так и документа­цию, содержащуюся на страницах Интернета.

Цензуру, которая запрещена Конституцией ЧР, спокойно вводит современное правительство, при­чем в ту и в другую сторону, если нужно скрыть нежелательную ин­формацию. Применяет ее и когда речь идет об обвинениях в адрес самого правительства. При случае можно защититься и заставить замолчать на основании так на­зываемого «особого положения», при этом еще до его введения за­крыть нежелательные платформы в Интернете. Используя подобное «особое положение», правительство вполне может дать указание запретить собрания и митинги.

Многие граждане восприни­мают происходящее безропотно, к ограничению своих прав они уже привыкли, прошли тренировку во время пандемии, и даже не отдают себе отчета в том, что вместо информации им на вязывают правительственную пропаганду. Это вирус ненависти к России и русским, ежедневно нападающий на них посредствм СМИ из уст политиков, политологов и бескорыстных (т. е. неоплачива­емых) специалистов по вопросам свободы и права, которых хозя­ева принимают с распростертыми объятиями. Зараженные вирусом люди вступают на тропу «справед­ливости», они травят, оскорбляют и даже физически нападают на ино­странцев, говорящих по-русски, многих из которых видят впервые. Действия, мотивированные ненави­стью к расе, национальности, рели­гии и т. д., являются уголовно на­казуемыми, однако ненависть, про­являемая к русским, — это исклю­чение,  О несогласных необходимо доносить в полицейский участок. Сотни бретшнайдеров (тайный агент полиции — персонаж из «Бравою солдата Швейка». — Прим, пере­водчика) рыскают по социальным сетям и отлавливают комментарии, авторы которых еще обладают кри­тическим мышлением и, не стра­шась, напоминают о восьмилетием безнаказанном убийстве граждан­ских, этнических русских, включая детей, проживающих в Донбас­се, о сожжении почти пятидесяти человек 2 мая 2014 года в Доме профсоюзов Одессы и многих дру­гих безнаказанных преступлениях (которые все-таки не удалось за­молчать!) в якобы правовом и де­мократическом государстве.

Объяснение причин, из-за ко­торых на Украине разгорелась война, должно быть (в определен­ных обстоятельствах) для чешских граждан наказуемо, подчеркнул высокий государственный чин. Об­стоятельство, за которое наказан подполковник запаса Иван Кратохвил, заключалось в том, что он ездил на Донбасс с денежными средствами и подарками, собран­ными для детей-сирот, родители которых были убиты нацистскими гангстерами.

Сегодня, когда на Украине «во­юют и за нас», обуянная справед­ливостью часть мирового сообще­ства даже брезгует противостоять российским спортсменам. Воз­можно, скоро будут и из библиотек справедливости ради выкидывать книги на русском языке, а из теа­тров исчезнет русский репертуар, потому что переименовать русское мороженое на украинское вро­де бы недостаточно. Бронзовый памятник маршалу Коневу, по­бежденный храбрым чиновником и бесполезно лежащий на складе, надо расплавить, смешать с боль­шим количеством меди и отлить союзническую пушку. Прошу про­щения за юмор, когда на самом деле хочется плакать...

Все начинается со сноса памят­ников, в которых закодирована благодарность за освобождение от немецкой оккупации, продол­жается переписыванием учебников и цензурой, а чем оно может за­кончиться? Передвижением госу­дарственных границ. Вы думаете, такое невозможно? Думаете, не так страшен черт, как его малюют, да? Тогда посмо­трите, какими позорными надпися­ми размалевана стена российского посольства в Праге и какие назва­ния теперь носят окружающие ули­цы. На очереди классический рус­ский репертуар в наших театрах. Недавно в беседе на государствен­ной Чешской радиостанции любоз­нательная школьница спросила, кто из окружения русского президента мог бы совершить на него покуше­ние. Не только психолог, но и ми­нистр внутренних дел с улыбкой ответили, что Владимир Путин действует как смертельно напуганный человек, что он не зря боится. Программирование детей и молодежи на ненависть к России и русским является не чем иным, как нацизмом - его пагубная идеология, к тому же пропитанная фашистскими методами, уже привела ко Второй мировой войне, которой потребовались десятки миллионов жертв, причем в большинстве своем славян, Сегодня к нам возвращается эта затаившяся идеология, и демон согласия нам аплодирует и скандирует в такт нашим шагам.

Мир, который мы знали, рушится у нас наглазах, и вместо ПРАВДЫ, являвшейся и для чешского народа самой большой ценностью, начинает властвовать ЛОЖЬ. Но в нашей республике все еще достаточно тex, кто отрицает эту ложь и предупреждают о ней не только своих близких, но и толпы согласных, марширующих за дудочкой КРЫСОЛОВА.

Может быть, оборонные намерения России, которые стали причиной специальной военной операции на Украине, в Чехии были бы более понятны, если бы на пути к этому не лежал ка­мень августовского вторжения войск Варшавского договора в 1968 году. Действительно, даже многие ветераны Красной армии, принимавшие участие в освобождении Чехословакии, тогда были обеспокоены августовскими событиями и считали их судьбоносной ошибкой, которая охладила связи между нашими братскими наро­дами. Тогда нам, чехам, их мнение не было широко известно. Но как прозорливо и мудро пел еще в 1968 году Карел Крыл, было бы большой ошибкой плевать на памятники. Крыл также считал, что невозможно смотреть на события одного историческую отрезка времени глазами времени иного. Благодарность — это не то обязательство, которое может быть аннулировано в результате «кривды». Благодарность — это ценность сама по себе, и все, за что  благодарны, мы считаем святым.

Именно поэтому наша благо­дарность за жертвенность Крас­ной армии проявляется не толь­ко в произведениях искусства, но и в семейных воспоминаниях. Свидетели Второй мировой войны уходят, но их воспоминания оста­ются с нами как часть нашей исто­рической и эмоциональной защи­щенности. Памятники можно унич­тожить, могилы осквернить, книги сжечь, людей обвинить и посадить за взгляды, но благодарность за­стрелить нельзя. Измена многих интеллектуалов и представителей искусства, свидетелями которой мы в настоящее время являемся, нас должна тревожить, но не мо­жет опозорить любого из нас. Преданность правде не зависит ни от академических титулов, ни от политических функций или принадлежности к так на­зываемой элите, преданность правде — это черта характера человека. Бесхарактерный человек может стать и первым учеником, и премьер-министром. Для Чехии совсем не ново, когда функци­онеры предают народ и служат чу­жим интересам. Их позиция «быть на солнечной стороне» является временной, их задача — сменить законодательство, дабы продлить время своей власти и сохранить ее.

Демон согласия — это пара­зит, пожирающий мозг челове­ка, он уничтожает способность размышлять, и в незаполненном пространстве оставляет свои испражнения. Люди, в которых демон согласия уже обосновал­ся, на первый взгляд выглядят со­вершенно нормально. И только когда они начинают говорить, мы понимаем, что эти люди не умеют мыслить самостоятельно, и за них начинает говорить паразит. Самое страшное, что они даже не осозна­ют этого. Обратите внимание, ведь большинство людей, приютивших у себя демона согласия, восприни­мают подобную ситуацию с благо­дарностью. Очень удобно ни о чем не думать. Удобно стоять в толпе и выкрикивать то, что нашептыва­ет демон согласия.

А ведь история нашего народа тоже наполнена борьбой за свобо­ду слова. Скажем прямо, победа никогда не бывала долгой, наказа­ние за нее каждый раз следовало очень быстро. Правда как бы всег­да пробивалась сквозь туман над нашей родной котловиной только в короткие интенсивные проблески. Следы тех светлых мгновений в на­шей истории пока еще не исчезли под завалом глобализационных экскаваторов, пока все еще чита­ется карта памяти, накопленной поколениями. Мир без воспоми­наний и без оглядки на прошлые победы хотя и знаменуется даль­ними раскатами грома, предвещая приближающуюся бурю, но у нас все же еще есть время поставить барьер и сплотиться в борьбе про­тив лжи. Не надо думать, что бой с уничтожающим демоном согла­сия будет последним. Не будет. Отказаться от борьбы — значит предать ту миссию, которую чехи, а также мораване и силезцы взя­ли на себя еще в давние времена. Наши предки защищали свободу слова и мнений надежной стеной. Сегодня в стране, оставшейся без собственной армии, в качестве боеприпасов мы обязаны использовать слово. Каждый выстрел кого-то да разбудит и осветит ему доро­гу. Мы не имеем права отказаться от свободы слова, потому что иначе эту дорогу будут указывать ночные факелы марширующих нацистов.

Дерево с гнилыми корнями вы­сыхает, потому что уже не может впитывать воду. Так и народ, ко­торый не заботится о своей кол­лективной памяти и позволяет ей гнить, теряет способность извле­кать уроки. Иначе говоря, народ без памяти — это народ без будущего. Задумайтесь и не дайте убаюкать себя разговорами политиков, будто у них все под контролем. Неправда, потому что под контролем находятся сами политики. Сегодня мы ставим барьеры, мешая их лакейской ус­лужливости, поэтому они угрожают нам. Завтра, когда наше мужество изменит сегодняшнее положение ве­щей, эти запуганные чудовища бу­дут утверждать, что им не хватало информации. Этим же будут защи­щаться и их пособники. Цензоры, доносчики, кадровики и пропаган­дисты свободных взглядов станут свидетельствовать, что в подвале прятали евреев, я хотела сказать русских, а ночью расклеивали ли­стовки против современного пра­вительства Протектората. Хорошо бы им уже сегодня подумать о сво­ей будущей защите. Времени стано­вится все меньше, не только вели­кие народы несут ответственность за сохранение мира на всей планете.

Перевод Ольги Акбулатовой

Источник: «24 часа» №23, 2022

Публикуется с сокращениями

Демон согласия

Ленка Прохазкова — чешская писательница, боец-публицист, имеющий свой выверенный взгляд на развитие нашего мира и от­важно высказывающая его в печати, на многочисленных митингах и собраниях. Еще в детстве ее дед, крестьянин из Моравии, написал в ее альбомчик: «Милая маленькая Ленка, запомни на всю жизнь: есть нечто такое, что преодолеет время и людей... это... ПРАВДА. Ты ее всегда защищай и ей помогай, в жизни ты должна неуклонно следовать правде, и этого будут достаточно, правда победит сама собой». Особо горячей выдалась для Ленки Прохазковой нынешняя весна. Она выступала 9 Мая в Праге на митинге, посвященном годов­щине Победы, 2 мая - на собрании в память о сожженных украински­ми нацистами людях в Одессе, выступала перед посольством Сербии в Праге в годовщину бомбардировки Белграда. Сегодня мы пред­лагаем нашим читателям ее мнение о ситуации, складывающейся в Чехии и мире. Для нас это особенно важно, потому что из-за недо­статка информации о жизни стран Восточной Европы в наших СМИ у читателей может создаться впечатление, что народы поддержива­ют свои правительства, потерявшие всякий суверенитет под амери­канским зонтиком. Но с такой политикой согласны далеко не все.




Выпуск 34

Эссеистика

  • Два эссе о Милоше
  • Достоевский теперь
  • Бесы
  • Теперь
  • Ружевич в Петербурге
  • Чаевые
  • Стихами говорю о Боге
  • Ян Твардовский – ксендз и поэт
  • Пограничье как фактор духовности
  • Время славянской цивилизации
  • Сенкевич – эпоха в истории польской литературы
  • О романе Яцека Денеля «Ляля»
  • Легенда острова
  • Кто такие Балты? На границе двух миров
  • Агнешка Осецкая - набросок портрета
  • Об изгнании
  • Уроки Милоша
  • Судьба людей - общая
  • История и современность в творчестве Генрика Сенкевича
  • Место художника в современном мире
  • «Польский первородный грех» и его влияние на развитие современной Польши
  • Кофе по-турецки
  • Нобелевское бремя
  • О смысле жизни
  • Русские по рождению. Этнос-цивилизация
  • Зрелость: на пути к индивидуальному и общему благоденствию
  • Польский «непредставленный мир»
  • К столетию «Пана Тадеуша»
  • Зеленый цвет в польской поэзии
  • О Европейском Союзе и Люблинской унии
  • 80-летие начала Второй мировой войны в польской перспективе
  • О Святом Иоанне Павле II
  • Нужна ли Польше национальная терапия?
  • Поколение Z - жертвы цифровой утопии
  • Вирус и политика в Польше
  • 9 мая 1945 года – Победа или начало Победы?
  • Карта Утопия (последние стихи Шимборской)
  • Внешняя политика Польши в плену мифомании Бека
  • Начало новой космической эры – Эры Водолея
  • Репортаж с ковидова поля
  • Локдаун по-польски
  • Человек-потребитель, или Путь в никуда
  • Мы глупеем и вымираем. Польша изменится до неузнаваемости
  • Деградация мозга
  • О мигрантах
  • Люди-невидимки: как живут пожилые в России
  • Как уберечься от коронавируса
  • Икигай. Японские секреты долгой и счастливой жизни
  • Правильное питание при ковиде
  • Уроки Афганистана
  • Вступление в новую реальность
  • Россия и Запад, лингвистический разлом
  • Как кроили Украину
  • Порядок, который наступает
  • Крах вавилонской башни однополярного мира
  • Обращение к украинцам
  • Как победить войну?!
  • Демон согласия
  • Как мы платим жизнью за высокую инфляцию
  • "Кому война..."
  • Украинская оккупация Европы
  • «Империя добра и мира» меняет план»"
  • Гостевой брак