Выпуск 23

Эссеистика

Внешняя политика Польши в плену мифомании Бека

Polityka zagraniczna niczym mitomańskie myślenie Becka

Анджей Краевский

Вторая волна пандемии, война Азербайджана с Арменией, заражение Дональда Трампа коронавирусом… Октябрь принес изрядное число новых капель, размывающих мировую стабильность. Зато Польша входит в новые времена с внешней политикой, объединяющей в себе самые застарелые патологии из прошлого.

Первая патология имеет отношение к старинным традициям. Для порядка можно дать ей название: «внешняя политика в состоянии крайней раздробленности». То есть каждый, кто хочет что-нибудь да значить на польской политической сцене, проводит собственную внешнюю политику, ища себе союзников в  соседних столицах или немного дальше. Эту традицию выковывали, начиная с XVII века, многие магнатские роды. Род Мнишков, поддержавший Димитрия Самозванца, толкнул Речь Посполитую в 1607 r. к войне с Россией. Десятью годами позже Вишневецкие и Потоцкие, пытаясь урвать кое-что для себя в Молдавии, спровоцировали нападение Турции на Польшу. Не прошло и трех десятилетий, как Радзивиллы заключили союз со Швецией, чтобы во время «потопа» выкроить для себя из Речи Посполитой собственное государство. Дальше было еще хуже. Каждый из полутора десятков великих родов, неустанно конкурировавших в борьбе за влияние, проводил собственную внешнюю политику, веря в то, что благодаря поддержке Петербурга, Вены, Берлина или Парижа сможет доминировать над остальными.

Помимо этого, отношения с соседними государствами пытались устанавливать -  каждый в своей сфере -  король, канцлер и два гетмана (Великий Коронный и Великий Литовский). Порядок в этом хаосе навела только  императрица Екатерина II, назначив своим послом в Варшаве Николая Репнина. Тот заставил Сейм принять Трактат, легализирующий постоянное присутствие на территории Речи Посполитой российского корпуса, насчитывающего 40 тыс. солдат. Когда же молодой Северин Ржевуский заявил протест, Репнин не стал с ним церемониться, а приказал солдатам запаковать руководителя оппозиции в кибитку, так же как и  его сторонников. Пять лет пребывания в Калуге научили Ржевуского смирению, а его судьба  - тому же и остальных магнатов. С этого момента единственной заграничной столицей, где могущественные роды искали поддержки, сделался Петербург. Каков был конечный результат, пожалуй, не стоит вспоминать.

Вторую патологию можно назвать так: «заграничная политика несбыточных желаний под влиянием мифоманского мышления». Ее олицетворял у нас полковник Юзеф Бек. Поскольку II РП старалась избегать ошибок своих предков, то позаботилась о том, чтобы монополия на внешние отношения осуществлялась единым центром власти. До середины 30-х годов им неразделимо управлял Юзеф Бек, пытаясь различными способами воплотить в жизнь свою idee fix, которой была «Польша от моря до моря». При этом не обращалось внимания на факты. А те ясно показывали, что этой цели достичь невозможно. Из-за пограничных конфликтов пoстоянную враждебность к Польше проявляли Чехослования и Литва. Еще одна из потенциальных опор идеи «от моря до моря» – Венгрия – находилась в состоянии необъявленной войны со всеми соседями, которым по трактату, заключенному в Трианоне в 1920 году, достались венгерские земли. Вопреки всему этому, Бек упорно держался своих абсурдных установок. Кульминационный пункт его мышления несбыточных желаний был достигнут в 1938 г. Хотя экзекуция Чехословакии, запланированная тогда Гитлером, означала для Польши безвыходную геополитическую ситуацию, польский министр иностранных дел сделал все возможное, чтобы ее приблизить. В итоге Германия получила возможность нанести удар по Речи Посполитой также и вдоль всей ее южной границы. С этого момента об успешном проведении оборонительной войны с Германией можно было забыть. Однако Бек все же получил границу с Венгрией. Но в Будапеште союз с Польшей никем всерьез не рассматривался. Зато решение о сближении  II PП с III Рейхом станвилось только вопросом времени. Ситуация под конец 30-х годов представлялась ужасной, а человек, руководивший ее внешней политикой, сделал очень многое для того, чтобы она стала катастрофической.

В случае III РП мы как раз подошли к моменту, когда имеем дело с одновременно раздробленной и мифоманской внешней политикой.

Что касается раздробленности, то теоретически за проведение текущей внешней политики отвечает Министерство иностранных дел (MSZ). Теорию и практику пытался осуществлять  Витольд Ващиковский, однако после нескольких компрометирующих действий и неудачных высказываний был лишен власти, а затем уволен. Его наследник - Яцек Чапутович - получил портфель министра иностранных дел потому, что нельзя было оставлять это место незаполненным. Никто не относился к нему всерьез, даже сотрудники министерства. Наконец, премьер Матеуш Моравецкий на всякий случай частично лишил  MSZ власти, доверив проведение внешней политики в рамках Евросоюза министру по делам ЕС Конраду Шиманьскому. А поскольку премьер-министр проявляет тенденцию все делать самостоятельно, то когда на Беларуси взбунтовались ее граждане, он взял  восточную политику на себя. Несколько лет назад ее пытался проводить президент Дуда, однако после визитов в Киев, когда украинцы продемонстрировали, что больше считаются с мнением Берлина, потерял к этому всякий интерес...

Конечно, центр проведения внешней политики остается на Новогродской. При этом председатель ПиС Качиньский вмешивается в нее неохотно, предпочитапя муштровать премьера и министров, чтобы те ни в чем не уступали Брюсселю и Берлину.

Частную внешнюю политику проводит Збигнев Зюбро. В этом случае речь идет о том, чтобы устроить такую аферу в отношениях с Евросоюзом и Соединенными Штатами, после которой Моравецкий уже не оправится. Чем заметнее, что Ярослав Качиньский видит в премьере своего наследника, тем яснее всем становится, как отчаянно Министр справедливости стремится использовать заграницу в качестве молота для того, чтобы сокрушить ненавистного конкурента.

Среди этого хаоса нелегко разобраться, чeго нынешняя власть желает добиться на международной арене для Польши. Ну, может быть, неустанной любви со стороны Америки. Однако всякий раз, когда посол госпожа Мосбархер садится за Твиттер, оказывается, что эта любовь весьма условна.

Зато оппозиция знает, чего хочет, отчаянно желая, чтобы партия ПиС, наконец, лишилась власти. Правда, из-за того, что выиграть выборы она по-прежнему не в состоянии, а граждане не горят желанием массово выходить на улицы, единственным эффективным оружием для нее представляется внешняя политика. При этом, как и в случае с партией власти, она полностью раздроблена. Собственную политику успешно проводит Гражданская Платформа и и ее евродепутаты. Некоторые из них, такие как Роза Тун и Радослав Сикорский, проявляют при этом сверхактивность и большую самостоятельность. Свою внешнюю политику проводит и Дональд Туск, для которого функция председателя Европейской народной партии (EPL) стала средством для попыток оказывать влияние на политику  собственной страны. Но настоящим открытием этого сезона оказалась Сильвия Спурек. Евродепутатка мечтает о том, что с помощью Европейской комиссии и Европарламента ей удастся обратить поляков в веганство и все супермодные идеологии нынешнего мира. А заодно прогнать ПиС.

Как будто этого мало, собственными внешними политиками занимаются и органы самоуправления. Прекрасным примером может служить недавнее выступление президента Гданьска Александры Дулькевич. Отчаянно борясь за симпатии немецких СМИ и политиков, она представила слушателям Deutschlandfunk рассказы, от которых кровь стынет в жилах: о III Речи Посполитой, превращающейся в III Рейх. Скорее всего это означало бы скорое открытие сети концлагерей, снабженных газовыми камерами и крематориями (сами знаете для кого), а в перспективе, возможно, и нападение на Россию.

В этом театре абсурда никто не обращает внимания на долговременные последствия своих начинаний, поскольку для ближних целей все средства хороши. И все это подается в чаду мифомании «ala Юзеф Бек».

Партия власти неколебимо верит в союз с США, для которого не нужно искать альтернативы. Равную наивность проявляет и оппозиция, убежденная в том, что в Евросоюзе действуют исключительно чистые намерения, а главная цель польской внешней политики заключается в том, чтобы нас полюбили все страны Европы.

А этого как раз совсем нетрудно достичь. Достаточно поддержать Германию в строительстве «Северного потока-2», а Францию - в дальнейшем ограничении свободного перемещения товаров и услуг по территории Евросоюза (даже если при этом разорятся все польские транспортные фирмы). Симпатию южных стран удастся завоевать, пригласив к себе нелегальных мигрантов из трещащих по швам лагерей для беженцев.

На десерт еще останется завоевание симпатий России. А это тоже дело простое. Достаточно поддержать намерения Кремля в отношении Белоруссии и Украины и попросить у русских прощения за совместное с Адольфом Гитлером развязывание Второй мировой войны. Не следует только удивляться, если все страны, одаренные таким взрывом любви, попросят у поляков еще и добавку.

https://wiadomosci.dziennik.pl/opinie/artykuly/7838941,msz-polityka-zagraniczna-pis-rzad-jaroslaw-kaczynski-mateusz-morawiecki-zbigniew-ziobro-polska-historia.html

 

Внешняя политика Польши в плену мифомании Бека




Анджей Краевский

Польский журналист, историк и общественный деятель. Сотрудничал с журналами "Forbes", "Newsweek"и вроцлавской газетой "Dziennik Gazety Prawnej". Автор книги "Деятели культуры против политической системы ПНР в 1975–1980 гг.”  Был председателем правления общественной органиации "Гражданский форум развития" Живет во Вроцлаве.

 




Выпуск 23

Эссеистика

  • Два эссе о Милоше
  • Достоевский теперь
  • Бесы
  • Теперь
  • Ружевич в Петербурге
  • Чаевые
  • Стихами говорю о Боге
  • Ян Твардовский – ксендз и поэт
  • Пограничье как фактор духовности
  • Время славянской цивилизации
  • Сенкевич – эпоха в истории польской литературы
  • О романе Яцека Денеля «Ляля»
  • Легенда острова
  • Кто такие Балты? На границе двух миров
  • Агнешка Осецкая - набросок портрета
  • Об изгнании
  • Уроки Милоша
  • Судьба людей - общая
  • История и современность в творчестве Генрика Сенкевича
  • Место художника в современном мире
  • «Польский первородный грех» и его влияние на развитие современной Польши
  • Кофе по-турецки
  • Нобелевское бремя
  • О смысле жизни
  • Русские по рождению. Этнос-цивилизация
  • Зрелость: на пути к индивидуальному и общему благоденствию
  • Польский «непредставленный мир»
  • К столетию «Пана Тадеуша»
  • Зеленый цвет в польской поэзии
  • О Европейском Союзе и Люблинской унии
  • 80-летие начала Второй мировой войны в польской перспективе
  • О Святом Иоанне Павле II
  • Нужна ли Польше национальная терапия?
  • Поколение Z - жертвы цифровой утопии
  • Вирус и политика в Польше
  • 9 мая 1945 года – Победа или начало Победы?
  • Карта Утопия (последние стихи Шимборской)
  • Внешняя политика Польши в плену мифомании Бека