Выпуск 5

Эссеистика

Сенкевич – эпоха в истории польской литературы

Ева Леонова


сенкевичЦелая эпоха в истории польской литературы связана с творчеством Генрика Сенкевича (1846–1916). В его первых произведениях нашли отражение современная автору действительность, трагические судьбы крестьян ("Эскизы углем", "Янко-музыкант", "За хлебом", "Бартек-победитель"), впечатления от поездок в Америку (книга очерков "Письма из [220] путешествия", повесть "Через степи", рассказы "Орсо", "В стране золота", "Сахем") и Францию ("Письма Литвоса из Парижа"). Раннее творчество Сенкевича свидетельствовало о больших потенциальных возможностях писателя. Для всех его произведений, о чем бы он ни повествовал: о смерти талантливого крестьянского мальчика Янко и страданиях его матери ("Янко-музыкант", 1879) или скитаниях и гибели бедных эмигрантов Топорека и его дочери Марысн ("За хлебом", 1880), о политике насильственной германизации поляков ("Бартек-победитель", 1882) или об истреблении колонистами индейцев ("Сахем", 1883), - характерна органическая связь патриотического пафоса с трагическим мировидением автора. Художественная сила, с какой воспроизводились писателем-картины реальной жизни, была настолько велика, что читатели в своем восприятии их нередко приходили к гораздо более радикальным выводам, чем сам автор, во многом разделявший позитивистскую программу.

Динамизм действия и пластичность в изображении характеров, эмоциональность повествования и поразительная композиционная стройность, присущие "малой прозе" Сенкевича, обнаружились и в его романах о современности, наибольший интерес из которых представляет роман "Без догмата" (1890), натканный в форме дневника героя. Мотивированно и психологически убедительно рисует художник тип так называемого "лишнего человека". Подобный тип создавался в свое время Байроном, Пушкиным, Лермонтовым, Словацким. Сенкевич акцентирует внимание на генезисе "лишнего человека", обусловленном новой действительностью, которая лишает героя каких бы то ни было идеалов, "догматов".

"Бездогматцем" является и главный персонаж романа Леон Плошовский. Образованный, тонко чувствующий, способный многое совершить, он обречен на бездеятельность, на паразитическое существование "сытого и веселого зверя". Он вполне сознает неприглядность собственной жизни, постоянно занят "самокопанием" и в конце концов кончает жизнь самоубийством. […] Есть в романе и персонаж, который, в отличие от Плошовского, руководствуется в своих помыслах и поступках именно догматом. Это Анелька, страстно любящая, глубоко страдающая, но подавляющая в себе чувство в соответствии с христианскими заповедями. Поставивший перед собой цель показать образец жизни "по догмату", Сенкевич, помимо воли, этот догмат развенчивает, ибо не может быть духовной опорой то, что заставляет человека насиловать свою природу.

Восторженно отзывались о романе "Без догмата" Л. Толстой, М. Горький, Чехов. Другие романы Сенкевича о современности ("Семья Поланецких", 1893 - 1894; "Водовороты", 1910) оказались слабее.

Основной же формой осмысления действительности стал для Сенкевича исторический роман. При этом к каким бы сюжетам из прошлого ни обращался художник, в них легко прочитывались приметы современности, аналогии с настоящим, угадывался страстный патриотический призыв. Первое историческое произведение Сенкевича - повесть 'Татарская неволя" - вышло в свет в 1880 г. Но необычайный успех писателю принес его первый исторический роман "Огнем и мечом" (1883 - 1884), составивший вместе с "Потопом" (1884 - 1886) и "Паном Володыевским" (1887 - 1888) знаменитую трилогию, посвященную истории войн Речи Посполитой в XVII в. Именно с трилогией исследователи связывают проблему рецепции произведений Сенкевича, до сих пор не решенную окончательно: уступающая многим другим книгам писателя в плане историзма и реалистичности, она воспринимается читателями как его наивысшее достижение. Показательно в этом смысле высказывание польского писателя В. Гомбровича: "Могучий гений! - и никогда, пожалуй, не было такого перворазрядно-второстепенного писателя. Это Гомер второй категории, это Дюма-отец первого [222] класса. Ей-ей, трудно найти в истории литературы другой пример подобного очарования народа, более магического действия на воображение масс... Если бы история литературы приняла в качестве критерия влияние искусства на людей, Сенкевич (этот демон, эта катастрофа нашего разума, этот вредитель) должен был бы занять в ней в пять раз большее место, чем Мицкевич".

Центральное место в литературном наследии Сенкевича занимают исторические романы "Quo vadis?" и "Крестоносцы".

В романе "Quo vadis?" (1894 - 1896), за который писатель в 1905 г. был удостоен Нобелевской премии, воскрешен один из самых драматичных периодов римской истории - последние четыре года правления Нерона (64 - 68 гг. н.э.), доведшего империю до состояния полнейшего упадка. "Никто не был спокоен за свою жизнь и достояние. Закон перестал охранять. Исчезли человеческое достоинство и добродетель, ослабли родственные узы, и исподличавшиеся сердца даже надеяться не решались... Весь мир представал сплошной кровавой и шутовской оргией...". В романе, по словам автора, дано "художественное противопоставление... двух миров, один из которых являл собою всемогущую правящую силу административной машины, а другой представлял исключительно духовную силу".

Ненавидящий Отчизну Нерон, "изверг" и "комедиант", - плоть от плоти первого мира. Убийца матери, жены, множества своих подданных, он до последнего вздоха продолжает творить злодеяния. Кульминационные главы романа посвящены описанию пожара, превратившего Рим в "мертвую пустыню" и обернувшегося невиданными бедствиями для горожан. Сжечь город приказал император, вину же за поджог он возложил на христиан и подверг их кровавой публичной резне. Страшной смертью суждено умереть И самому Нерону.

Будущее Рима и всего мира, новую жизнь, построенную на духовных ценностях и гуманности, автор связывает с такими героями, как Авл Плавтий и его жена Помпония Грецина, их юная воспитанница Лития и другие, многие из которых приняли христианство и содействовали его дальнейшему распространению. Среди исповедующих новое учение много патрициев, но еще больше людей низших сословий и рабов. Представителей [223] первых христианских общин Сенкевич рисует духовно красивыми и стоически преданными своим идеалам, готовыми ради них на любую жертву. […]

Автор романа "Quo vadis?" проявил себя не только как большой художник, но и как ученый-историк, великолепный знаток античных авторов - Сенеки, Тацита, Плутарха, Светония и др.

События из эпохи средневековья изображает Сенкевич в романе "Крестоносцы" (1897 - 1900). Это было время героической борьбы славян с Тевтонским орденом, долго и жестоко истязавшим набегами восточные земли. Ее описание увенчивается широкой панорамой знаменитой Грюнвальдской битвы 1410 г., в которой объединенные полки славян разгромили немецких "псов-рыцарей", положив "предел бедствиям и мукам... целых столетий" и принеся своим народам долгожданный и благословенный мир.

Композиционным стержнем повествования является история любви шляхтича Збышко к рыцарской дочери Данусе, ставшей, как ее мать и отец, "могущественный и храбрый" граф Юранд, жертвой вероломства крестоносцев. В эпическом романе Сенкевича действуют многие реальные лица того времени - от знатных вельмож до шляхтичей и крестьян: князь Владислав Ягайло и его двоюродный брат Витовт, королева Ядвига и гроссмейстеры ордена Конрад и Ульрих фон Юнгингены, полководцы Завиш и Зындрам, шляхтичи Мацько и Зых и др.

Блестящее владение словом, психологическая точность, художественная образность позволили писателю создать предметную, осязаемую, исторически достоверную картину жизни польского государства на рубеже XIV - XV вв. Каждой строкой романа автор воздает "честь и хвалу" "великому, священному прошлому" своих предков.

http://ae-lib.org.ua/texts/leonova__polish_XIX-XX__ru.htm#sienkiewicz

Сенкевич – эпоха в истории польской литературы


Генрик Сенкевич - один из самых любимых польских писателей в нашей стране. Его произведения издавались у нас огромными тиражами,  собрания сочинений выходили много раз и продолжают выходить. Можно сказать без преувеличения, что русские глядят на Польшу глазами Сенкевича, его герои воплощают все лучшее, что есть в польском характере. Сенкевич - это мост, который связывает наши страны вот уже более ста лет, прошедших со дня смерти Нобелевского лауреата. 




Ева Леонова

Леонова Ева Александровна - кандидат филологических наук,  профессор Белорусского  государственного университета. Специалист в области литературы зарубежных стран. Автор более 500 научных работ.  Живет и работает в Минске.

 




Выпуск 5

Эссеистика

  • Два эссе о Милоше
  • Достоевский теперь
  • Бесы
  • Теперь
  • Ружевич в Петербурге
  • Чаевые
  • Стихами говорю о Боге
  • Ян Твардовский – ксендз и поэт
  • Пограничье как фактор духовности
  • Время славянской цивилизации
  • Сенкевич – эпоха в истории польской литературы
  • О романе Яцека Денеля «Ляля»
  • Легенда острова
  • Кто такие Балты? На границе двух миров
  • Агнешка Осецкая - набросок портрета
  • Об изгнании
  • Уроки Милоша
  • Судьба людей - общая
  • История и современность в творчестве Генрика Сенкевича
  • Место художника в современном мире
  • «Польский первородный грех» и его влияние на развитие современной Польши
  • Кофе по-турецки
  • Нобелевское бремя
  • О смысле жизни
  • Русские по рождению. Этнос-цивилизация
  • Зрелость: на пути к индивидуальному и общему благоденствию
  • Польский «непредставленный мир»