Выпуск 17

Эссеистика

Зеленый цвет в польской поэзии

Лидия Потапова

Цвет играет важную роль в нашей жизни и является предметом изучения многих наук: физики, физиологии, психологии, семиотики, искусствоведения, лингвистики. Цвет тесно связан с эмоциональной сферой человека, обладает особой живописностью, выразительностью, а также символическими значениями, закреплёнными в культуре.

В современной науке существует множество подходов  к изучению феномена цвета. Однако,  до  сих  пор  цвет  не  имеет  общей концепции в пределах какой-либо одной науки или целого направления. Цвет используется не только как символ, но и как знак, за которым закрепляется определенное содержание, он становится удобной формой передачи информации, коммуникативным средством. 

Цветовая символика имеет древнейшее происхождение, возникнув  в те времена, когда человек научился добывать, и  использовать  природные краски.  С момента своего появления цветовой символизм самым тесным образом был связан с магией и религией. Цвет рассматривался как атрибут магических, сакральных, божественных сил,  а в определенных случаях и как само божество. Общеизвестно о цветовом символизме христианства, ислама. В китайской символике, например, цвет выражал социальный статус человека. У каждого народа с древнейших времен цвет являлся одним  из  средств осмысления мира. Он  служил  обозначением  наиболее  важного  в  природе  и наиболее ценного в  человеке. 

По утверждению Р. Токарского (10, с. 38) физические особенности цвета  являются неизменными качествами для людей, живущих в разных культурах. Любое отличие в номинативной лексической системе нужно искать в разнице между культурами. Внеязыковая действительность является неизменной ценностью, а сфера культурной действительности может изменяться даже и в количественном отношении. Доказано, что название цвета связано с элементарными познаниями человека в различном  физическом и культурном окружении. Богатая символика цвета на языковом уровне, семантическая коннотация их названий становится интересным полем для наблюдений. Устойчивая символика цветов может быть общечеловеческой и связанной с национальной культурой. Название цвета «зелёный» Р.Токарский (9, 147)связывает с этимологий славянских языков, из которых название восходит к словам «ziele, ziolo» - зелень, растительность.

В основу фонда национальной символики легли элементы, издавна и исподволь, накапливающиеся в «коллективном бессознательном» (10, 47). Вместе с тем, передавая эту память от поколения к поколению, лишь в эпоху становления и развития наций этнокультурная символика приобретала для соответствующего народа общеэтническое значение, становясь в полном смысле девизом. Часть подобных символов со временем заменялась, другие обретали длительную значимость, прочно входя в сознание народов, интересом которых они отвечали.

В лингвистической науке можно выделить два основных подхода к изучению цвета:

- изучение соотношения языка и действительности, а также различия в восприятии и членении цветового пространства у представителей разных этносов;

- изучение концептов цвета и их ценностного наполнения.

В нашем докладе мы будем рассматривать цвет с точки зрения первого подхода.

Символика цвета была призвана визуально подчеркнуть этническую и связанную с ней государственную, региональную, социальную маркировку людских коллективов и индивидуумов. При этом «универсализирующими возможностями» (4) обладала прежде всего цветовая символика.

Согласно В.Г. Кульпиной (3, с. 236), к основному признаку цветовых предпочтений относятся такие цвета, которые позволяют проявиться романтическим чувствам человека. Это цвет воды и неба, цвет глаз и цвет растений. В качестве основных критериев выделения этноцвета  ею отмечена также его способность выступать в качестве цветового определителя абстракций и обязательное присутствие в фольклорной традиции.

Гипотеза В.Г. Кульпиной (3, с. 198) состоит в том, что определенные цветообозначения чрезвычайно важны для данного этноса, так как в каждом языке есть свой этнически предпочитаемый цвет (этноцвет),      обладающий качеством доминантности и этноприоритетности.

В художественном произведении цвет и свет не только способствуют созданию художественной образности. Литературное творчество направлено на создание “вторичной” реальности – вымышленного мира художником слова. Эгоцентричность автора как субъекта, порождающего текст, позволяет представить мир, не тождественный чувственно воспринимаемому, и избрать краски, релевантные для его картины мира, придать различным объектам действительности определённые цветовые характеристики. Цвет является значимым компонентом ментального пространства художника слова, поэтому анализ цветосемантики, цветописи, светописи помогает проникнуть в философско-мировоззренческую концепцию автора. Наряду с узуальными, стилистически нейтральными цветообозначениями поэт использует стандартные  денотаты, имплицитно содержащие сему цвета, а также индивидуально-авторские цветообозначения.

По мнению Н.В. Серова (5, с.119), для поляков символика цвета играла специфическую этнообъединяющую роль, поскольку после разделов страны процесс формирования польской нации и национального самосознания поляков происходил в особых условиях - без собственной государственности, но в борьбе за ее восстановление. В ходе этой, никогда не утихавшей борьбы мобилизующее значение принадлежало символам былой государственности - гербу и королевскому титулу. Отношение к данной символике, однако, было социально обусловлено.

     Польский орел изображался белым цветом на красном поле. И в то же время, как доказывает исследование В. Г. Кульпиной (3, с.156), свою родину поляки чаще определяют с помощью зелёного цвета (zielony). Больше всего примеров участия зелёного цвета в польской этносимволике (то есть определения Польши с помощью термина зелёного цвета) находится в польской поэзии. Зелень в них часто является источником романтических чувств.

     Мы можем констатировать, что цветообозначение Польши с помощью зелёного цвета - этнический стереотип, в чем-то совершенно естественный, независимый от того, осознают носители польского языка этот факт или нет. Этот этнически важный цвет может выступать в ситуациях совершенно неожиданных и самых разнообразных. Так, и  Кристина Вашакова (8) указывает, что: «Земля в значении «планета» получает определения как «Zielona planeta» (зеленая планета) - это название мотивирует связь первого члена с двумя зонами: «миром растений» и «миром животных» - оба эти мира несут в себе значение «жизнь». По выводам же В. Г. Кульпиной (3), планета Земля окрашивается польским этносом в зелёный цвет как показатель коллективной солидарности и лояльности поляков к своей планете - Земле.

Г. Гачев пишет о фонетическом выражении зелёного в польском языке: «Как прорва какая и вселенская смазь тут – эти  щипящие... И эта растительность: Зелень, Лес, Шелест (выделено автором) и течение, струение – воды, ручья, птиц щебет, и щелканье – к этому слух тут» (1, 38).

     Зелёным в польском языке может быть всё: песня, слёзы, глаза, стихотворение - даже счастье, и много всего другого. Так, в польском языковом ареале зеленый цвет глаз поэтизируется и является основой для изысканных сравнений.

      Для подтверждения этого факта были проанализированы стихи Константы Ильдефонса Галчинского (!905-1953) и песни  Агнешки Осецкой (1936-1997).

     К.И. Галчинский не принадлежал ни к одной из известных поэтических школ в Польше. Мир его поэзии оригинален, своеобразен, не повторим. Его творчеству характерна тонкая лиричность и ироничность, фантастичность и реалистичность, гротеск и абсурд. Его называют «зелёным листком польской поэзии» (2, 6),  он писал зелёными чернилами и называл себя  в стихах «зелёным Константы», придумал театрик под забавным названием «Зелёный гусь».

В поэзии цвет воплощается через слово. Связь цвета с эмоциональной сферой обладает потенциальными возможностями выражения чувств. Семантика цветовых слов (колоронимов), в первую очередь, обусловлена мировосприятием поэта и является одной из составляющих его картины мира.

С удивительной  метафоричностью поэт рисует картины окружающего его мира.  Мистификатор по натуре, он строит мир своих стихов непохожим на реальность. Он как бы бежит от нее, придавая ей полусказочные, фантастические черты. Где в жизни мы видели «zielone motyle» (зелёных бабочек), «zielony ptak sierpnia» (зелёную птицу августа), или зелёные свечи «wchodzi światło moje w lichtarz srebrny zieloną świecę» (входит свет мой в канделябр серебряный и в зелёную свечу), «dwie zielone świece zielenią sie z kominka» (две зелёные свечи зеленеют на камине)? А кто слышал «concert ptaków zielonych» (концерт зеленых птиц)?

Зелёный цвет пронизывает  всю поэзию  Галчинского. Он использует этот цвет в узуальных значениях и окказиональных смыслах. Мы видим зелень ёлок (ciemność zielona w świerkach),  дикого винограда (nad oknem  na murze, a liście takie zielone- zielone, zielone, dzikie wino zielone), желудей (spadają te żołędzie, jak gwiazdki zielone), листьев, ветвей (rozmowy gwiazd na gałęziach pozwól usłyszeć zielonych), изумруда (załóżże swój szmaragdowy pierścień: blask zielony będzie miło grał), бархата (ubrany w zielony aksamit). Но поэт всегда видит мир более насыщенным красками, мыслит ассоциативно, придает предметам, существам иные свойства, наделяя неживое чертами, свойственными человеку. Так, мотив зелёных глаз в качестве метафоры встречается у поэта довольно часто: «Co pozostanie? Noc, mitilogia niedorzeczona, sowinooka, zielonooka noc» (Что останется? Ночь, недосказанная мифология, совиноокая, зелёноокая ночь), «..zielonooki sierpień po sadzie tańczy» (танцует в саду зелёноглазый август). В другом стихотворении вновь читаем «…przed nią zielonooki tańczy sierpień»  и тут же «w zieloną noc sierpniową», (в зелёную августвоскую ночь). Да это и понятно: для Галчинского «из всех женщин мира самая прекрасная – ночь», образ которой  он усиливает эпитетом «noc zielono-szalona» (сумасшедше-зелёная ночь). Постоянный спутник ночи – луна тоже имеет зелёные глаза: «Już się księzyc zsępiał i mętnął, lecz zielone jeszcze miał oczy i duże» (Луна уже засыпала и  бледнела, и глаза у неё были зелёные и большие). И даже у тени были зелёные глаза: «…jeden posępny cień został jednakże i miał zielone oczy» (…осталась одна сонная тень с зелёными глазами), которые являются неотъемлемой частью его поэзии, он даже выдумал слово «ангелология», и употребил зелёный цвет в определении рая: «No, w raju, jak to w raju, zielono i wesolo» (Ну а в раю, как в раю, зелено и весело) и один из ангелов зеленокрылый «mój anioł ma zielone skrzydła». Много зелёного и в сравнениях: «pocałunki zielone, jak paproć» (поцелуи зеленые, как папоротник), «…a rozsyp przed nią twoje srebro betlejemskie, miękkie, jak zieleń serca jej» (а россыпь перед ней твое серебро вифлеемское, мягкое, как зелень ее сердца). Таким языком мог писать только поэт-романтик, и только поэт-романтик мог назвать свою любимую жену «серебряной Натальей», а себя «зелёным Константы».                 

 Такой жанр, как песня, требует представления в более краткой форме понятного для пользователя данного языка содержания, которое способно оказывать непосредственное воздействие на его эмоциональную сферу. Используемые в песне символы должны быть понятными, прозрачными. Таким символом, воздействующим на чувства поляков, является зелёный цвет, представленный в той или иной вербальной форме.

Как бы перекликаясь с Галчинским, Агнешка Осецка в своих песнях тоже обращается к зелёному цвету: «nie żałuję, że nie dałaś mi, mamo, zielonookich snow» (я не жалею, что ты не дала мне, мама, зелёноглазых снов). Луна у Агнешки тоже зелёная: «zielony księżyć w niebie stał, piany skrzypek walca grał i wtedy on zobaczył ją».

     Зелёный цвет символизирует растительность, весну, пробуждение к жизни, начало любви (9). В песне «На всех озерах ты», посвященной Ежи Пшиборы есть фраза, которая  заканчивает песню о глубоких чувствах к нему: «Zielono od marzeń mych» (зелено от моих мечтаний). Связь зелёного цвета с весной, возрождающейся жизнью, молодостью вызывает коннотации радости, надежды. Одна из песен Агнешки Осецкой так и называется «Zielono mi» (Мне зелено). Каждый куплет этой песни начинается словами «zielono mi»: в одном случае «мне зелено и спокойно, благодарю за эту зелень, мне зелено, потому что ты снишься мне днем и ночью, ты моя тишина в плохую годину». В последнем куплете  к зелёному добавляется «изумрудно», т.е. оттенок становится более холодным – это и есть эмоциональный покой, радость и гармония.

Zielono mi i spokojnie,

 zielono mi,

 bo dłonie masz jak konwalie.

 Noc pachnie nam

 jak ten młody las,

 popielatej pełen mgły,

 a w ciszy leśnej

 tylko ja i ty...

 

 A pogoda rozśpiewana,

 a na chmurze bal do rana,

 gada woda i sitowie,

 że my mamy się ku sobie.

 

 Zielono mi jak w niedzielę,

 najmilsza ma,

 dziękuję ci za tę zieleń.

 Zielono mi,

 bo ty, właśnie ty

 w noc i we dnie mi się śnisz

 i jesteś moją ciszą

 w czasie złym.

            Коннотация цвета «зелёный» у россиянина скорее имеет отрицательный смысл, что доказывают такие фразеологизмы как «зелёная тоска», «зелёный змий», а человек от зависти «зеленеет»,  и фраза  «зелёно мне» (от радости, любви) для русского человека не понятна, тогда как для поляка вполне приемлема.

Собранный, систематизированный и проанализированный материал позволяет сделать вывод, что польский этноцвет - «зелёный», хотя  выступает и целый ряд других цветообозначений. Однако их круг ограничен: к несомненным этноцветам поляков можно отнести белый, а также красный. В данной работе мы остановились только на зеленом, который является архетипичным для поляков, как цвет сердечности и покоя, мира и символа жизни.

 

Библиография

  1. Гачев Г.. Национальные образы мира. Соседи России. Польша, Литва, Эстония [Текст] /. Г. Гачев -   М.: Прогресс-Традиция, 2003. – 384 с. С.38.
  2. . Галчинский К.И. Стихи. (Вступительная статья Д. Самойлова) [Текст] / К.И. Галчинский -  М.: «Художественная литература», 1967. C. 3-15.
  3. Кульпина В.Г. Лингвистика цвета: Термины цвета в польском и русском языках [Текст] / Кульпина В.Г – М.: 2001.
  4. Кудрина А.В., Мещеряков Б.Г. Семантика цвета в разных культурах [Электронный ресурс] //Психологический журнал Международного университета природы, общества и человека «Дубна», 2011./ Режим доступа: http://www.psyanima.ru.  
  5. Серов Н.В. Цвет культуры: психология, культурология, физиология  [Текст] / -  Серов Н.В., С Пб: Речь,   2004. – 672 с. С. 119.
  6. Gałczyński K.I. Wybór poezji [ Текст] / K.I. Gałczyński. - . Wrocław-Warszaw –Kraków.: Biblioteka Narodowa, 1970.  472 с.
  7. Gałczyński K.I. Poezje .[ Текст] / K.I. Gałczyński - Warszawa . Czytelnik. - 1969. – 292 с
  8. Waszakowa Krystyna. Polskie podstawowe nazwy barw w roli ,,interpretantów" świata" (na przykładzie nazwy barwy zielonej), [Текст] - Prace Filologiczne XLV. Uniwersytet Warszawski. - 2000.-  s. 619-632.
  9. Tokarski R. Semantyka barw we współczesnej polszczyńie [Текст] / Lublin: Wydawnictwo uniwersytetu Marii Skłodowskiej-Curie,  2004. - 212 с. С.146-151.
  10. Юнг К.Г. Архетип и символ [Текст] / Юнг. К.Г. -  М.: Ренессанс. 1991. С. 37

Зеленый цвет в польской поэзии




Выпуск 17

Эссеистика

  • Два эссе о Милоше
  • Достоевский теперь
  • Бесы
  • Теперь
  • Ружевич в Петербурге
  • Чаевые
  • Стихами говорю о Боге
  • Ян Твардовский – ксендз и поэт
  • Пограничье как фактор духовности
  • Время славянской цивилизации
  • Сенкевич – эпоха в истории польской литературы
  • О романе Яцека Денеля «Ляля»
  • Легенда острова
  • Кто такие Балты? На границе двух миров
  • Агнешка Осецкая - набросок портрета
  • Об изгнании
  • Уроки Милоша
  • Судьба людей - общая
  • История и современность в творчестве Генрика Сенкевича
  • Место художника в современном мире
  • «Польский первородный грех» и его влияние на развитие современной Польши
  • Кофе по-турецки
  • Нобелевское бремя
  • О смысле жизни
  • Русские по рождению. Этнос-цивилизация
  • Зрелость: на пути к индивидуальному и общему благоденствию
  • Польский «непредставленный мир»
  • К столетию «Пана Тадеуша»
  • Зеленый цвет в польской поэзии