Выпуск 23

Беседы и портреты

Хелена Моджеевская. «Голубь с орлиными крыльями»

Эва Гараева

Хелена Моджеевская родилась в 1840 году в столице Галиции Кракове (Австрийская империя) в состоятельной купеческой семье.  Девочка была очень способной, обладала превосходной памятью, много времени проводила за чтением. Она получила прекрасное домашнее образование, дополненное обучением в монастырской школе: выучила немецкий и французский языки, играла на фортепиано, хорошо рисовала и пела, умела плавать. Когда материальное положение семьи ухудшилось, Хелена стала помогать матери в семейной кофейне. Мать настаивала на том, что дочь должна стать учительницей, и Хелена послушно готовилась к экзаменам. Однако репетитор немецкого языка и друг семьи Густав Зимайер увидел в красивой, образованной и трудолюбивой девушке актерский потенциал – он поставил цель подготовить Хелену для выступлений в немецкоязычных постановках. Именно тогда Хелена всерьез увлеклась Шекспиром, которого на краковской сцене играли в немецком переводе, делала попытки написать пьесу и вскоре начала мечтать о сцене.

 Ее карьера началась в провинциальных театрах Галиции. Урожденная Хелена Ядвига Мизель впервые вышла на сцену в Бохне в 1861 году под псевдонимом Хелена Моджеевская. Она выступает в водевилях и комедиях, сама шьет себе сценические костюмы. Очень скоро в ее репертуар входят драматические роли, среди которых Барбара Радзивилл в одноименной трагедии Фелинского, Луиза в «Коварстве и любви» Шиллера, Мария Стюарт в драме Словацкого.  Юную актрису замечают. Авторитетный галицийский «Дженник литерацкий» пишет о «несомненном таланте пани Моджеевской», которая со временем «может стать украшением первоклассной сцены» (здесь и далее перевод с польского Э. Гараевой)

К двадцати двум годам Хелена мать двоих детей, отцом которых был Густав Зимайер, ставший ее импресарио. Она с успехом выступает в Черновцах, но ставит перед собой высокие цели, мечтает о Львове и добивается своего. Ее дебют в столице Галиции состоялся в сентябре 1862 года. Так началась ее большая артистическая карьера.

После смерти трехлетней дочери Моджеевская порывает с Зимайером и уезжает из Черновцов в Краков. 7 октября 1865 года Хелена впервые появляется на сцене краковского Старого театра в драме «Соломон». «Она сразу предстала артисткой, которую не всегда можно встретить на сценах великих столиц» – это цитата из рецензии в «Варшавском курьере». До конца года Моджеевская выучила и исполнила на краковской сцене восемь новых ролей, порой у нее было по три премьеры в неделю.

 Изматывающая работа помогала ей забыть о личной драме – Зимайер, мстя Хелене за разрыв отношений, похищает их сына Рудольфа, которого прячет от нее в течение четырех лет. Лишь в 1869 году ей удалось вернуть сына, за что пришлось заплатить Зимайеру большую сумму.

Она играет в «Мазепе» Словацкого, «Разбойниках» и «Марии Стюарт» Шиллера, «Адрианне Лекуврёр» Скриба, «Девичьих обетах» Фредро, «Далиле» Фёйе. Первым ее шекспировским спектаклем стал «Венецианский купец». Роль Порции Хелена будет играть на протяжении тридцати шести лет. Она нередко сама «сочиняет» свои сценические наряды. «Костюмы Моджеевской были настоящей эпопеей. Кстати, она никогда не полагалась на костюмерш, нередко собственными руками шила себе костюмы и наряды», – вспоминал ее партнер по сцене Винцентий Рапацкий. 

Моджеевская невероятно трудолюбива и работоспособна. Во время гастролей в прусской Познани в 1867 году актриса представила публике двадцать пять своих ролей, сыграв каждый спектакль единожды! Год спустя актриса побила собственный рекорд, показав познанцам тридцать пять ролей – она помнила гигантский объем текста.

В 1866 году в Познани Моджеевская познакомилась с великопольским шляхтичем Каролем Хлаповским. Представитель славного рода, он получил прекрасное образование во Франции и Бельгии. Кароль был участником Январского восстания, во время которого получил ранение, полтора года провел в прусской тюрьме.  Они обвенчались, помимо воли родных Кароля, в 1868 году. За короткое время Хелена сумела очаровать родственников мужа – ясновельможных Хлаповских – красотой, умом, манерами и обаянием. Это была для нее столь же важная цель, как и покорение Варшавы. Забегая вперед, скажу, что с  Каролем Хлаповским Хелена Моджеевская счастливо прожила в браке более сорока лет.

Осенью 1868 Моджеевская дебютировала в Варшаве (столице российского Царства Польского) в своей триумфальной роли Адрианны Лекуврёр. Варшавская публика, сначала настороженная, была покорена и приняла ее безоговорочно. «Артистка подчинила себе зрителей, которые с нетерпением ждали ее нового появления на сцене. […] Это самородный талант огромной силы»,  – писал «Тыгодник илюстрованы». «Роли Анели еще никто так не играл и не скоро сыграет [«Девичьи обеты» - Э.Г.]», – признал «Курьер Варшавский». «Видно, что в ней живет вечная неудовлетворенность собой, своей работой в искусстве, она постоянно стремится к лучшему, что является первым признаком настоящего таланта», – подытожил строгий критик Кёниг. После столь успешного дебюта ей был предложен исключительный ангажемент на сезон 1869 – 1870 г.г.

хелена5Моджеевская работала в Варшаве шесть лет.  Благодаря ее настойчивости и усилиям в Большом театре был поставлен «Гамлет», которого не играли здесь пятьдесят лет. «Такой идеальной Офелии, которую нам представила пани Моджеевская, мы даже себе не представляли»; «Офелия пани Моджеевской – ее триумф от начала и до конца», – таковы отзывы о ее работе. Не меньший восторг вызвала и ее роль Далилы. «Игра пани Моджеевской была безукоризненна. Далила – одна из самых прекрасных ролей ее репертуара», – признал авторитетный Кёниг. Драмы Юлиуша Словацкого «Мария Стюарт» и «Мазепа» были поставлены на варшавской сцене также благодаря Моджеевской.

Среди гостей ее варшавского салона фельетонист и будущий великий писатель Генрик Сенкевич, молодые художники Александр Герымский, Юзеф Хелмоньский, Станислав Виткевич, Адам Хмелёвский, музыканты Александр Зажицкий и Владислав Желеньский, литераторы Юлиан Сыпневский, Люциан Папроцкий, Вацлав Шимановский, актер Винцентий Рапацкий.

Напряженно работая в Кракове и Варшаве, Моджеевская не переставала думать о театральных столицах Европы. Почитательница пьес Шекспира, она мечтала о том, чтобы играть их на языке оригинала, хотя английского, в отличие от французского и немецкого, не знала. В 1874 году ей пришла мысль, что дорога в Англию должна идти через США. Она начинает интенсивно учить английский язык и захватывает идеей переезда в Америку круг своих почитателей, среди которых Генрик Сенкевич, Юлиан Сыпневский, Люциан Папроцкий. Единомышленники придумывают организовать артистическую коммуну на ферме где-нибудь в американской провинции. В своем дневнике Хелена записала: «Когда я борюсь, я знаю, что живу. […] Гамлетовское «Быть иль не быть» отозвалось эхом по всему миру. Я говорю: быть! быть! быть! Все силы души собрать и все время идти вперед – и все время выше».

21 июня 1876 года Моджеевская попрощалась с Варшавой спектаклем, составленным из фрагментов «Гамлета», «Ромео и Джульетты», «Девичьих обетов» и последнего акта «Адрианны Лекуврёр». «Природа сотворила из нее актрису, соответствующую духу эпохи, в которой мы живем, также, как сотворила из Верди композитора, который поет, плачет, страдает, любит и даже кричит так же, как человечество в наше время», – цитата из статьи, опубликованной в театральном ежедневнике «Антракт» после бенефиса.

Итогом пятнадцатилетней работы Хелены Моджеевской на польской сцене стала тысяча триста представлений, двести тридцать пять ролей, из которых восемьдесят в польском репертуаре. Сыграв в восьми пьесах Шекспира, она уезжала, чтобы осуществить свою мечту – играть Шекспира на языке оригинала.

В конце июля 1876 года Хелена Моджеевская с мужем, сыном и друзьями прибыла в Нью-Йорк.  Знакомясь со страной, Моджеевская с семьей несколько раз посетила грандиозную промышленную выставку в Филадельфии, приуроченную к столетию образования США, которая очень понравилась ее пятнадцатилетнему сыну Рудольфу, впоследствии ставшему выдающимся инженером-мостостроителем.

В США Моджеевской предстояло начать жизнь и карьеру с нуля. На ферму в Анахайме в Калифорнии Хелена перевезла из Варшавы все свое имущество. Занимавшийся обустройством ее «артистического фаланстера» Генрик Сенкевич писал, что получил ее багаж: «Около двадцати огромных и преогромных ящиков, тысячи книжек – будут у нас здесь маленькие Афины».

 Она решила дебютировать на сцене в Сан-Франциско, для которой подготовила на английском языке роли Адрианны Лекуврёр, шекспировских Джульетты и Клеопатры. Вскоре у  Хелены и членов ее «коммуны» на ферме в Анахайме закончились средства. Готовясь к своему первому американскому выступлению, она заложила все ценные вещи, драгоценности и кружева. «В течение последних четырех месяцев я боролась с нищетой, нередко ложилась спать голодная –  у меня не было денег даже на фунт чая и сухарей», – писала она друзьям во Львов. Деньги на сценические костюмы ей пришлось занять у эмигрантов-шляхтичей.

Двадцатое августа 1877 года – дата американского дебюта Моджеевской в «Калифорнийском Театре» в Сан-Франциско в роли Адрианны Лекуврёр. Отныне она будет выступать под фамилией Моджеска. «Хелена Моджеска, графиня Бозента, прославленная артистка Императорских театров в Варшаве» – так она была представлена на первой американской афише.

Присутствовавший на премьере Генрик Сенкевич написал об этом событии большой репортаж для варшавской «Газеты Польской», привожу фрагмент: «Сколько живу я не видел нашей артистки, так игравшей. В порыве вдохновения она превзошла саму себя. Очарование настоящей поэзии исходило от нее и уносило в небеса зрителей. То была не Хелена Моджеевская, то была сама Адрианна, настоящая, трогательная, страстная Адрианна. В антракте можно было услышать, какое впечатление она произвела на публику. «Splendid» Splendid! [Великолепна!]», – доносилось отовсюду. Никто не мог поверить, что она учила английский язык всего восемь месяцев». По окончании спектакля ее, вопреки обычаям, вызывали на сцену одиннадцать раз. «Это было настоящее взятие штурмом Америки», – так закончил свой репортаж Сенкевич. Ее телеграмма мужу на ферму в Анахайме состояла из двух слов: «Победа. Моджеска».

Вечер 14 января 1878 года в Париже Соединенных Штатов, как называли Нью-Йорк, стал подлинной датой рождения американской звезды Хелены Моджеска. Она предстала перед публикой в «Даме с камелиями». Ей сразу же был предложен контракт на турне по городам США. Филадельфия, Вашингтон, Балтимор, Бостон, Кливленд, Сент-Луис, Чикаго – везде ее ждал триумф. На следующий сезон (1878 – 1879) она подписала новый контракт: двести сорок выступлений в более чем пятидесяти городах США. Отныне Моджеска будет путешествовать и жить в специальном железнодорожном вагоне класса люкс вместе со своей труппой. Американская публика восхищается ее игрой. Светские дамы копируют ее наряды и шляпки, жесты и манеры. В моду входит все, что à la Modjeska. Переезжая из города в город, она будет играть по шесть – восемь спектаклей в неделю.

Федор Берг, впечатленный ее успехами, писал из Варшавы: «Нет никаких сомнений в том, что Вы первая и единственная артистка славянского мира, которой удалось невероятное – выступать с таким огромным успехом на чужом языке, которым Вы не владели. Об этом пишут во всех российских журналах».

В 1883 году Моджеевская получила гражданство США. Тогда же она купила большой участок земли в красивейшем каньоне Сантьяго в Калифорнии. Здесь, на ранчо, названном ею «Арден» по названию леса в пьесе Шекспира «Как вам это понравится», Хелена любила проводить летние месяцы между невероятными по насыщенности американскими турами. Всего их было двадцать три! Из трех тысяч восемьсот спектаклей, сыгранных ею в США, около двух тысяч – в шекспировских пьесах!

В 1879 году Моджеевская впервые после отъезда в США приехала в Европу. Она с колоссальным успехом выступила в Кракове. Критики отмечали, что она «приобрела огромную трагическую силу», продемонстрировала «феноменальное перерождение». «Ниагара аплодисментов свалилась на мою бедную голову», – писала она своему другу и почитателю поэту Генри Лонгфелло. На вокзале в Варшаве ее встречала толпа, билеты на все спектакли были распроданы. Видевший ее на сцене в Познани критик из Берлина писал: «Мы не знаем ни одной немецкой артистки, которая такими простыми средствами, абсолютной естественностью достигает столь невероятного результата». Это был безоговорочный успех великой актрисы, но ее влекли все новые вершины.

 «Главное мое желание – играть в Лондоне…». 1 мая 1880 года – долгожданный день в жизни Хелены Моджеевской.  Она вышла на сцену лондонского «Корт-Театра» в спектакле по мотивам «Дамы с камелиями». До конца июля она сыграла этот спектакль шестьдесят три раза. «Такого успеха здесь я не ожидала», – писала она Лонгфелло. Но главная ее цель – выступить в столице Англии в шекспировском репертуаре.

В октябре 1880 года весь высший свет Лондона почтил своим вниманием премьеру шекспировской «Марии Стюарт». «Как прекрасна La Modjeska в образе Марии, королевы шотландцев! Вы непременно должны увидеть ее – это нечто неописуемое!» – восхищалась писательница Олив Логан. Видевший ее в роли Адрианны критик Август Сала свидетельствовал: «Публика стоя приветствовала мадам Моджеска. Vox populi ее оценил. Многие годы ни в одном театре я не слышал столь бурных оваций…» Год ее сорокалетия положил начало девяти месяцам непрерывных выступлений в Англии – всего их состоялось двести двадцать. В ее репертуаре была и роль Джульетты. Завершив английский тур, она продолжила выступления в Глазго и Эдинбурге. Великобритания была покорена – Моджеевская шла к этому двадцать лет. В 1882 году она восемьдесят два раза сыграла Одетту в одноименной пьесе Викторьена Сарду в престижном лондонском «Ройял Хеймаркет Театре». «Ее карьера в Англии была и есть одним из чудес современной сцены», признали в Нью-Йорке. В 1885 году Моджеевская совершила еще один театральный тур по городам Великобритании и Ирландии. «Величайшей актрисой наших дней и одной из великих в нашей эпохе» назвал ее критик в «Ливерпуль Дейли Пост».

Обосновавшись в США, Моджеевская неоднократно приезжала в австро-венгерскую Галицию и триумфально выступала в польских театрах. Последний раз она приехала на родину в конце октября 1902 и осталась на полгода – посетила Закопане, играла во Львове, Кракове и прусской Познани. С 1895 года ей был запрещен въезд на территорию Российской империи – царское правительство мстило артистке за ее политические высказывания и поддержку польского духа. С тех пор она больше не могла выступать в Варшаве. Уезжая из Кракова в США, она взяла с собой горсть земли с берега Вислы.

Артистическая карьера Хелены Моджеевской продлилась сорок шесть лет. В ее репертуаре было более двухсот шестидесяти ролей. Артистка огромного дарования и колоссальной воли она сумела воплотить свою юношескую мечту: сыграла восемнадцать ролей в пьесах Уильяма Шекспира – из которых десять на польском и английском языках, три на польском и пять только на языке оригинала. Она стала единственной польской актрисой, покорившей США, Англию, Шотландию, Уэльс и Ирландию в шекспировском репертуаре. Героинь Шекспира она играла в Канаде и Чехии. Вот этот впечатляющий список: Порция в «Венецианском купце», Геро и Беатриче в «Много шума из ничего», Офелия в «Гамлете», Анна в «Ричарде III», Джульетта в «Ромео и Джульетте», Корделия в «Короле Лире», Дездемона в «Отелло», Клеопатра в «Антонии и Клеопатре», Розалинда в «Как вам это понравится», Виола в «Двенадцатой ночи», Имогена в «Цимбелине», Джулия в «Двух веронцах», Изабелла в «Мере за меру», Леди Макбет в «Макбете», Екатерина в «Генрихе VIII», Констанция в «Короле Иоанне», Гермиона в «Зимней сказке».

Хелена Моджеевская была великой и деятельной патриоткой Польши.

Играя в Варшаве в пьесе «Девичьи обеты», она надевала на правое предплечье браслет, подобный тем, которые гордо носили польки перед Январским восстанием (1863) и после его подавления.

На предложение из Петербурга выступить в Павловске – в резиденции Великого князя – она ответила, что согласна играть только в престижном театре в Петербурге с польской труппой и по-польски.

В первые дни января 1880 года в Варшаве в ее жизнь вторглась политика. После одного из спектаклей группа восторженных гимназистов во главе с Игнацием Ньюфельдом поднесла артистке венок в бело-красных лентах с надписью «Хелене Моджеевской – от польской молодежи». Этот невинный жест имел трагические последствия. Действия гимназистов были расценены царскими властями, как патриотическая манифестация, юноши были исключены из гимназии, им было запрещено в дальнейшем продолжать обучение. Желая спасти друзей, Ньюфельд решил взять всю вину на себя и застрелился. Смерть за бело-красные ленты вызвала огромный резонанс в обществе. Хелена Моджеевская присутствовала на похоронах юноши и положила на его могилу венок. Покинув Варшаву как героиня стихийного патриотического движения, отныне она все чаще будет высказываться на тему «польского вопроса», станет больше жертвовать на поддержку польской культуры во всех ее проявлениях.

Благодаря Моджеевской в США узнали о существовании Польши. Общаясь с представителями американской элиты, Хелена рассказывала им о своей стране, разделенной тремя враждебными империями. Из писем польским друзьям: «Здесь меня высоко ценят, но больше всего радует то, что я разбудила в американцах интерес и сострадание к нашей стране»; «Ах, если бы я только могла по всему миру разносить вести о нашей несчастливой Отчизне, рассказывать людям о ее страданиях и во весь голос кричать: «Она еще не погибла!»

В 1893 году в Чикаго Моджеевская выступила на Конгрессе женщин с докладом о тяжелой ситуации полек в стране, которой нет на карте Европы. «Польша, лишенная национальной независимости, ограничена во всех проявлениях своего существования. Те, кто забрал у нас национальный уклад, пытаются внушить всему миру, что нет и никогда не было польского народа. Они стараются вымарать из хроник человечества историю Польши; ограничить и даже полностью запретить употребление нашего языка; мешают развитию и прогрессу – экономическому, интеллектуальному и общественному. В этих условиях любое организованное движение женщин, ставящее целью изменить ситуацию к лучшему, расценивается в Польше, как политическое преступление и карается», – это цитата из ее сорокаминутной речи на английском языке.

Моджеевская была в числе тех польских интеллектуалов-энтузиастов, которые проводили летний отпуск в Закопане. Любовь к Татрам прошла через всю ее жизнь. Доктор Халубинский, автор оздоровительной концепции Закопане, называл Хелену «королевой Татр». Она построила на Анталувке виллу, названную «Моджеюв», ставшую любимым местом летних каникул ее семьи.

Хелена Моджеевская была великой меценаткой. Она увлекла польскую общественность идеей строительства в Кракове Национального театра им. Юлиуша Словацкого и, сделав первое крупное пожертвование, подала пример своим соотечественникам. Моджеевская поддержала строительство Польского театра в Познани (Пруссия). На ее средства в Закопане была основана Школа кружевниц для девочек из гуральских семей (1883). Она участвовала в сборе средств на памятник Адаму Мицкевичу в Кракове и восстановление сгоревшего «Театра Розмаитощчи» в Варшаве. Она поддерживала молодые таланты. Благодаря ее финансовой поддержке юный Игнаций Ян Падеревский смог продолжить обучение за границей. (Падеревский сумел отблагодарить свою покровительницу, организовав в ее честь торжественный вечер с участием выдающихся американских артистов в «Метрополитен Опера» в 1905 году). Моджеевская отказалась от своего гонорара ради того, чтобы в Театре им. Ю. Словацкого был воплощен дорогостоящий сценографический замысел Станислава Выспянского в спектакле по его трагедии «Протесилай и Лаодамия». За свою жизнь она сыграла огромное количество благотворительных спектаклей и выступила в бесчисленном количестве концертов, средства от которых шли на поддержку нуждающихся. За три месяца до смерти Моджеевская приняла участие в устроенном в Лос-Анджелесе театральном вечере в пользу пострадавших во время ужасного землетрясения на Сицилии.

Хелена Моджеевская скончалась в своем доме в калифорнийском Ньюпорт-Бич 8 апреля 1909 года. В тот же день российские власти поторопились сделать заявление, опубликованное в «Нью-Йорк Геральд»: «Российское посольство [в Вашингтоне] не дает согласия на перенесение тела Моджеевской в Польшу, опасаясь демонстраций во время похорон». Воля артистки была выражена в завещании – она хотела быть похороненной в семейном склепе в родном Кракове (Австро-Венгрия).

17 июля того же года состоялись ее похороны на краковском Раковицком кладбище, превратившиеся в национальную манифестацию. Огромная толпа пришла проститься с великой артисткой и великой полькой: краковяне, почитатели ее искусства из разных городов разделенной Польши, польские эмигранты из США, артисты польских и чешских театров, пианист Игнаций Ян Падеревский, закопянский гураль Мачей Гонсенница… С прощальными речами выступили режиссеры Юзеф Котарбинский и Людвиг Сольский, поэт Люциан Рыдель, партнер по сцене Михал Тарасевич.

Ее имя носит Национальный Старый театр в Кракове. Каньон Сантьяго в Калифорнии, где с 1888 по 1906 год располагалась ее резиденция «Арден», еще при жизни артистки был переименован в Каньон Моджеска. Там же находится озеро Моджеска, водопад Моджеска и горный пик Моджеска.

На последних страницах своей автобиографии, изданной в США в 1910 году, Хелена Моджеевская написала о том, что было для нее самым важным в жизни: «Путь, который я прошла, не был легким, на нем было много тяжелых преград […] Наградой же, которую я ценю больше всего, было то, что вслед за своими великими соотечественниками […], работая на чужбине, я везде могла научить иностранцев произносить польское имя с уважением».

 

Хелена Моджеевская. «Голубь с орлиными крыльями»

В этом году, 12 октября, исполнилось 180 лет со дня рождения великой польской актрисы Хелены Моджеевской. «Голубем с орлиными крыльями» назвал ее писатель Генрик Сенкевич. «Артисткой милостью божьей» считал ее партнер по сцене Винцентий Рапацкий.




Эва Гараева

Эва Гараева


Эва Гараева
– переводчик с польского и английского языков, журналист, коллекционер, популяризатор польской литературы в России. Сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина.  В переводе Э. Гараевой вышло более 20 книг, среди них романы Мануэлы Гретковской, Марека Лавриновича, Эдварда Долника, произведения Катажины Грохоли, Кристины Кофты, Малгожаты Домагалик, труды искусствоведов Ежи Маевского, Малгожаты Омиляновской, Сары Карр-Гомм, Терезы Черневич-Умер  и др. авторов. 




Выпуск 23

Беседы и портреты

  • Польша у меня в крови
  • Милош и Ружевич
  • «Он учил, что стоит иногда на минутку задержаться и поглядеть на месяц» – беседа с Кирой Галчинской
  • "Что с нашими культурными отношениями?" - беседа с проф.Херонимом Гралей
  • Наши писатели о себе: интервью с Генриком Сенкевичем (1913)
  • Встречи с Яцеком Денелем
  • Интервью с Игорем Беловым
  • Интервью с Тадеушем Ружевичем (2014)
  • Беседы с Эвой Липской в Москве
  • Феномен Осецкой
  • Украина открывает для себя Анджея Сарву
  • Интервью с Яцеком Денелем: «Ягодицы для писателя важнее рук»
  • Интервью с Ежи Чехом – переводчиком Светланы Алексиевич
  • «Социализм кончился, а мы остались…» - беседа со Светланой Алексиевич
  • Беседы на Варшавской книжной ярмарке
  • Александр Гейштор. Историк, творивший историю.
  • Необыкновенная жизнь Рышарда Горовица
  • Невероятная жизнь. Воспоминания фотокомпозитора (ч.2)
  • Беседа с Анной Пивковской
  • Созвездие Цвалина в галактике «Гадес»
  • Беседа о Варламе Шаламове (фрагмент)
  • Антоний Унеховский. Очарованный прошлым
  • Как в русских деревнях боролись с эпидемиями
  • В доме Виславы Шимборской
  • Интервью с Адамом Загаевским
  • Хелена Моджеевская. «Голубь с орлиными крыльями»