Выпуск 12

Искусство

Зыгмунт Краузе — выдающийся композитор-новатор

Эва Гараева

15 декабря 2017 года в Московской Консерватории им. П.И. Чайковского состоялась встреча с Зыгмунтом Краузе – выдающимся польским композитором-новатором и пианистом. Поводом послужил выход в свет книги российского музыковеда Ирины Ильиничны Никольской «Зыгмунт Краузе и его музыка».

Зыгмунт Краузе родился 19 сентября 1938 года в Варшаве.

В 1942 году его семья переехала во Львов, где отец открыл фотоателье. Затем был Пястов, что в пятнадцати километрах от столицы, куда семья бежала от Варшавского восстания.  «Мне было тогда шесть лет, но я отлично помню, как мы с мальчишками с пригорка наблюдали огромное и устрашающее зарево над горящей Варшавой. Города больше не существовало – и некуда было возвращаться». Семья перебралась в Лодзь, в которой Зыгмунт провел детские и юношеские годы, учился в музыкальном лицее, в 1957 г. познакомился с творчеством художника-авангардиста Владислава Стшеминьского, оказавшего на него огромное влияние, и одержал победу во Всепольском конкурсе исполнителей современной фортепианной музыки. «Как пианист я считался перспективным, поэтому уже тогда меня начали готовить к Шопеновскому конкурсу (к счастью, я довольно быстро выпал из этой гонки). Уже в Лицее сказалась моя склонность к занятиям композицией, причем сразу к новой музыке», – сказал маэстро в интервью Ирине Никольской. Жизнь в Лодзи была интересной и насыщенной: во второй половине дня в кафе собирались известные деятели культуры и подающая надежды молодежь, среди которых были Роман Поланский, Славомир Мрожек, Стефан Шляхтыч, Анджей Костенко.

В начале шестидесятых Краузе перевелся из Лодзинской консерватории в Варшавскую, которую окончил в 1964 году по классу фортепиано и композиции. Его педагогами были известная пианистка Мария Вилкомирская, профессор Тадеуш Шелиговский и теоретик музыки, композитор Казимеж Сикорский.

Первые сочинения, написанные Краузе в конце пятидесятых – начале шестидесятых («Пять пьес», «Прелюдия, интермеццо, постлюдия», «Семь интерлюдий», «Две инвенции», «Без контраста», «Малайские пантуны», «Пять унистических композиций»), были признаны яркими экспериментами и вызвали интерес. Концепция унистической музыки появилась у композитора под сильнейшим впечатлением от ретроспективной выставки Владислава Стшеминьского, проходившей в Лодзи в 1957 году. «Я испытал шок, удар… Не знаю, как лучше это определить, но наверняка – одно из сильнейших впечатлений жизни. Не будет преувеличением сказать, что это был переломный момент в моей жизни. Тогда я уже по-своему пытался сочинять и, надо сказать, слепо, интуитивно двигался близко, в чем-то параллельно художественным исканиям Стшеминьского. И рассматривая его унистические картины, я понял, что живопись мастера указывает мне мой путь в искусстве композиции. […] Я буквально заболел его творчеством. Тогда я ощутил мощный импульс и желание сочинять; понял, наконец, какая это должна быть музыка». Музыковед Кшиштоф Швайгер пришел к выводу, что связь музыкального унизма Краузе с художественной концепцией Стшеминьского, разрабатывавшего теорию унизма в 1920–1930 годы, очевидна как в слуховом восприятии, так и в способе организации пространства. Композитор вспоминает: «То, что происходило в польской музыке 60-х годов, меня не удовлетворяло. Был расцвет соноризма: преобладали «многокрасочные» произведения, содержащие много часто сменяющихся звуковых сюрпризов в смысле смены ритмов, звуковых красок-тембров. Я такой музыкальный процесс называю «цепью развлечений». С такой концепцией я внутренне был не согласен. И факт, что моя унистическая музыка была совершенно иной, доставлял мне глубокое удовлетворение». 

Краузе-2Помимо творчества Стшеминьского большое влияние на Зыгмунта Краузе оказала музыка Шопена. «Время, проведенное с Шопеном, дало мне очень много. Я до сих пор ощущаю в себе его музыку», –  говорит маэстро. Музыковед Ольга Собакина слышит в  «Первом фортепианном концерте» и «Балладе» «атмосферу концертов Шопена», замечает «ассоциации  с его стилем, лиричностью, повествовательностью». «Эти произведения еще раз подчеркивают существенную для творчества Краузе связь с традициями, в данном случае – национальными», –  замечает  Ольга Собакина в очерке, посвященном композитору.

Среди  ранних увлечений Краузе – старинная французская музыка: школа Нотр-Дам, сочинения Перотина, Гийома де Машо. Влияние французской музыки существенно в творчестве Краузе. С подачи известной пианистки и педагога Нади Буланже, побывавшей в Польше в 1956 году,  Краузе познакомился с произведениями современных композиторов Антона Веберна, Белы Бартока, Оливье Мессиана. Композитор вспоминает: «Тогда я современной музыки не знал совсем. И вот ежедневно я начал эту музыку слушать. И через две недели оказалось, что, слушая Веберна, я ничего не понимаю, но продолжал упорно ее слушать. И прошла еще неделя, и я Веберна воспринимал уже с полным пониманием и чувством. Примерно то же самое произошло  при знакомстве с Бартоком и Мессианом. Для меня этот факт стал доказательством того, что любую музыку, невзирая на ее стиль, язык, композиторскую технику можно понять и полюбить».

В 1963 году Краузе основал ансамбль «Warsztat muzyczny» – «Музыкальная мастерская», – который существовал в разных составах четверть века, до 1988 года. Это был коллектив энтузиастов новой музыки, который дал почти триста концертов в разных странах мира. В состав ансамбля входили пианист, виолончелист, тромбонист и кларнетист, с 1972 года он расширился за счет народных инструментов, которые коллекционировал Краузе, переживавший увлечение фольклором. Для ансамбля было написано более ста двадцати произведений композиторами из разных стран. Зыгмунт Краузе ежегодно участвовал в фестивале «Варшавская осень» как аккомпаниатор, солист, а с 1965 года – как композитор. Одиннадцать лет он входил в состав репертуарной комиссии фестиваля.

В 1966–1967 гг. Краузе проходил стажировку у Нади Буланже в Париже. Вот как он вспоминает ее занятия: «Она не давила на учеников – и каждый работал в избранной композиторской технике. Она как бы полностью погружалась в произведение, стараясь понять эту музыку, и это ее понимание становилось точкой отсчета для ее советов и выводов. […] С Надей было много разговоров о разных аспектах музыки, но также о поэзии, о связях музыкального творчества с другими видами искусств. […] У Нади я познакомился с Марком Шагалом,  с вдовой Поля Валери».

Занимаясь у Нади Буланже, он открыл и полюбил музыку Карлхайнца Штокхаузена, Джона Кейджа, Мортона Фелдмана и вообще всю  авангардистскую музыку. «Благодаря [Кейджу] я стал гораздо более смелым в использовании разных необычных звуков, которые, если бы не Кейдж, вряд ли бы осмелился использовать», – признался Краузе Ирине Никольской. В интервью Йоанне Данило Краузе сказал: «[Кейдж] – творец, который сделал два важных открытия. Первое заключается в том, что музыку можно создавать из любых звуков, не только с помощью инструментов. А второе – случайность в музыке может привести к удивительным результатам. В прошлом сочинение музыки основывалось на определенных принципах, которые менялись, но всегда были кодифицированы и достаточно точны. Кейдж в пятидесятых годах все это отверг, сделал ставку на случайность в творчестве, и оказалось, что это тоже прекрасно». При этом любимыми композиторами Краузе остаются Гайдн, Брамс и Шопен.

Что касается литературы, то среди писателей, которые  на него повлияли, он называет Ф.М. Достоевского, Томаса Манна и Франца Кафку. Большое значение для него имела «Божественная комедия» Данте, сонеты Петрарки, поэзия Гийома Аполлинера, Поля Элюара, Артюра Рембо, Юлиана Тувима, Константы Идельфонса Галчинского, Халины Посвятовской, Александра Блока и Анны Ахматовой.

После стажировки у Нади Буланже Зыгмунт Краузе год работал педагогом по фортепиано в Университете Кливленда. В 1973 по приглашению Германской службы академических обменов  (DAAD) он стажировался в Западном Берлине, совершил много поездок по Германии и Австрии и считает этот период очень плодотворным.

Краузе-3В конце шестидесятых композитор начинает писать «пространственную музыку». Краузе так объяснил Йоанне Данило свою концепцию: «Этот мой проект основывался на сформированном мною принципе, что музыка может исполняться по-другому, не так, как в филармонии, в которую мы приходим в определенное время, садимся, слушаем какое-то произведение и уходим после его окончания. Это не слишком комфортная ситуация, ведь мы должны прийти к определенному часу, подстраиваться. Идея пространственной музыки заключается в том, что музыкальное произведение постоянно звучит в каком-нибудь месте, а слушатель может прийти в любой момент и слушать его столько, сколько пожелает. Он может уйти, может вернуться, а произведение будет звучать. Кроме того, пространственная музыка исполняется в специально для нее созданном архитектурном сооружении-лабиринте, в котором существует целая череда звуков, звуковых пластов, и потому слушатель, передвигаясь по этому лабиринту, сам выбирает и формирует окончательное звучание произведения. В каждом месте этого лабиринта звук немного иной, другая музыка. Мы можем оставаться в одной точке, можем вернуться или быть между двух пространств, слушая накладывающиеся друг на друга звуки. Эта идея в свое время вызвала огромный интерес в Варшаве. Думаю, что если бы я был англичанином и сделал бы это в Лондоне в 1968 году, то во всем мире это стали бы копировать». «Пространственные композиции» №1 и №2 (1968, 1970) создавались им вместе с первой женой архитектором Терезой Кельм, которая ввела его в круг художников и архитекторов. К «пространственной музыке» относятся написанные позже сочинения «Галантное и пасторальное празднество», «Automatophone», «Подземная река».

В 70-х композитор продолжает экспериментировать: использует в оркестровых произведениях необычные приемы игры и «разнообразные редко используемые инструменты; народные, старинные, электронные, инструменты-игрушки, специально сконструированные инструменты», как указано в его партитуре «Голоса» (1976). Об этом свидетельствуют его сочинения «Набросок», «Водопад», «Музыка камня», «Фортепиано в восемь рук», «Idyll», «Первый фортепианный концерт», «Музыка в перчатках», «Звуковой пейзаж». Он также обращается к фольклору, например, в произведениях «Народная музыка» и «Происходящие со всех сторон света». Комментируя последнее, он замечает: «Народный материал, использованный в сочинении, является одновременно предлогом для создания формы, характеризующейся однородностью развития и отсутствием контрастов».

Свою музыкальную концепцию Краузе сформулировал так: «Форма музыкального произведения представляет для меня основной и наиболее глубокий интерес. […] От своей музыки требую покоя и организации. Ее звучание должно иметь настолько индивидуальное качество, чтобы оно могло отличаться от хаоса другой музыки и хаоса других звуков». Композитор выделил в своем музыкальном творчестве четыре направления: «унистическая музыка», вдохновленная живописью Стшеминьского (однородные, лишенные контраста композиции); пространственная музыка (музыка, сочиненная для специально спроектированной архитектуры); «музыка, создаваемая из другой музыки», например, народной; возвращение к истокам своей музыки (отказ от цитирования).

В конце 1981 года в Польше было введено военное положение. «Впервые в жизни я ощущал угрозу своему существованию. Атмосфера в Варшаве была угнетающей», –вспоминает Зыгмунт Краузе. В следующем году композитор принял решение переехать во Францию, где ему, благодаря протекции Альфреда Шлее и директора парижской Гранд Опера Рольфа Либермана, была предложена должность музыкального советника в Институте исследования и координации акустики и музыки  (IRCAM), созданного Пьером Булезом. Являясь представителем Института, Краузе организовал в Центре Помпиду Большой фестиваль польской музыки, в рамках которого состоялось двадцать три концерта. Затем была работа в Музыкальном обществе «Associations Musique Vivante» и на радио (Radio France Musique), где Краузе вел еженедельную программу о современной музыке.

В продвижении творчества композитора в Европе огромную роль сыграл Альфред Шлее, директор музыкального издательства «Universal Edition» (Вена). В частности, благодаря ему Краузе получил первый заказ на оперу от Оперного театра в Мангейме. Позже, в 1991 г., в благодарность за помощь и многолетнюю поддержку, Краузе посвятил Альфреду Шлее сочинение для струнного квартета.

В 80-е годы Краузе писал в основном оркестровые композиции («Произведение для оркестра», «Оживший портрет», «Арабеска», «Парижская симфония»). В 1985  году на фестивале «Rose des ventes» в Лилле была представлена опера Краузе «Le Star» («Звезда»), которую критики назвали «событием». У этого произведения маэстро поистине звездная судьба: оперу ставили театры в Мангейме, Париже, Варшаве, Гамбурге, Вроцлаве, Будапеште и Копенгагене. С фестивального проекта в Лилле началось сотрудничество композитора с Национальным театром де ля Коллин и режиссером Жоржем Лавелли. «В этом театре представления всегда давались без музыки, а если с музыкой, то всегда из данной эпохи. Когда же, по настоянию режиссера, я получил заказ на музыку к спектаклю, то полностью осознал свою ответственность», –  вспоминает композитор. Краузе написал музыку к поставленным Лавелли драматическим спектаклям «Полиевкт» (Корнель), «Публика» (Лорка), «Пробудись, Филадельфия!» (Билледо) , «Оперетка» (Гомбрович), «Макбет» (Ионеско), «Царь Эдип» (Софокл), «Скупой» (Мольер) и другим. «В театре я пропадал целыми днями и постиг сложный механизм рождения спектакля из драмы», – признается маэстро. Жорж Лавелли сказал о нем: «Краузе-композитор имеет в своей природе необъяснимое чувство театральности».

Париж стал для Краузе второй родиной. Годы, прожитые во Франции (1982 – 1988), повлияли на его музыку. «…Изменился тип экспрессии, тип мелодической фразы. Думаю, что в этом есть влияние творчества Дебюсси и Равеля и более раннего творчества, например, Куперена. И я это чувствую  и слышу в своих сочинениях. Конечно, и работа в театре не прошла даром для моей чисто инструментальной музыки».

Зыгмунт Краузе автор шести опер, в настоящее время работает над седьмой. «Во всех операх композитора ставятся общегуманистические, принципиальные для человека проблемы. Речь в них о свободе личности, о свободе вероисповедания и о трагических последствиях тиранической деспотии. Оперы Краузе о Человеке и как бы над Человеком, ибо вопросы, в них затронутые, находятся в самых общих философско-этических сферах», –  пишет Ирина Никольская в книге, посвященной творчеству композитора.

Первая опера Краузе «Звезда» по одноименной  драме Хельмута Кайзара была написана в 1981 году и существует в трех версиях. Это монолог оперной дивы, ее рассказ о прошлом.  Некогда она была кумиром публики, а ныне заканчивает свою жизнь в доме престарелых. 

Вторая опера –  «Валтасар» – создана в 2001 году по пьесе Станислава Выспяньского «Даниил». Алиция Оконьская так характеризует произведение: «Это уже опера нового типа, музыкальная драма в вагнеровском стиле, призванная выразить идейное, политическое и национальное содержание. Ее символика легко расшифровывается, образы царей-победителей и покоренного народа вызывают ассоциации с Польшей после разделов. Царь Валтасар, признающий только насилие, заключает союз с двумя другими державами. […] Даниил является тем, кто сокрушит оковы. Он – олицетворение поэзии, единственной силы, способной, по мнению Выспяньского, заронить  в умы людей жажду борьбы за освобождение».

В 2004 году Краузе написал оперу по пьесе Витольда Гомбровича «Ивонна, принцесса Бургундская» с элементами гротеска, сюрреализма и абсурда, которая контрастирует с его первыми оперными сочинениями. «Для меня это привлекательная личность, которую мне бы хотелось лучше понять… […] Ее бунт против окружения, отказ участвовать в безумствах этого мира, его тотальное неприятие вызывает уважение», –  сказал Краузе о героине.

ПолиевктРелигиозно-личностная драматическая опера «Полиевкт» по трагедии Пьера Корнеля была создана Краузе в 2010 году. «Именно в «Полиевкте» я нашел свой собственный подход к жанру оперы», –  признался композитор Ирине Никольской. В разговоре с Петром Войчеховским Краузе сказал: «В «Полиевкте» затрагивается та же тема, что и в опере «Валтасар». […] Речь и там, и здесь идет о толерантности либо нетолерантности, связанной с вероисповеданием, а также о брутальности по отношению к вере или о лишении жизни во имя веры». В 2012 году опера «Полиевкт» была названа во Франции лучшим оперным спектаклем года.

«Западня» по драме Тадеуша Ружевича была закончена Краузе в 2011 году, через тридцать лет после написания первой оперы. В основе драмы – биография и непростой внутренний мир Франца Кафки. «Слово «западня» –  ключевое для миропонимания Кафки. Все свои сложности во внутреннем и внешнем мире он называл этим словом. И в пьесе [Ружевича], и в опере [Краузе] есть сцена […], когда он говорит: «Я – западня, мое тело – западня, в которую я попал, родившись на свет», – замечает Ирина Никольская в книге о композиторе. Ружевича, пережившего ужас войны, видевшего гибель тысяч людей, чрезвычайно интересовала судьба Кафки, который одним из первых ощутил деспотию и ужас безумной власти.

ЗападняПоследняя опера Краузе – «Олимпия из Гданьска» на либретто Кристины и Блэза де Обальдия (2015) –  рассказывает о Станиславе Пшибышевской, которая работая над книгой о Великой Французской революции, перестает отличать действительность от  вымысла и начинает идентифицировать себя со своей  героиней выдающейся  Олимпией де Гуж (написавшей Декларацию прав женщины и гражданки), одержимой личностью Робеспьера. По признанию Краузе, для него это была самая трудная опера из-за сложности текста.

«Слово, его значение, возможности его трактовки – основа всех музыкальных идей – ритма, динамики, темпа. […] Музыка полностью зависима от слова в любом измерении», –  замечает Краузе, говоря об оперном творчестве.

Для Зыгмунта Краузе всегда была важна организационная и просветительская деятельность. «В силу своей натуры я не могу жить без участия в музыкальной жизни», –  говорит композитор. В конце 1970-х он поставил перед собой цель возродить польское отделение Международного общества современной музыки (ISCM), которое прекратило свою работу после Второй мировой войны. Деятельность польского Общества была возобновлена в 1980 году, а Краузе был избран его Председателем.  В течение тринадцати лет он возглавлял Международное общество, руководил многими фестивалями, давал мастер-классы по всему миру, утраивал концерты, участвовал в Курсах для композиторов и был членом жюри различных конкурсов. Среди своих достижений считает успешное проведение в Варшаве Дней мировой музыки в 1992 году, совместный польско-французский телепроект «Тишина и звук» –  записи интервью, которые Краузе брал у композиторов из разных стран. По его инициативе во дворике варшавского Королевского замка летом проводится фестиваль «Музыкальные сады», мероприятия которого вызывают огромный интерес у публики.

В 2000 году Краузе начал преподавательскую деятельность в Лодзинской музыкальной академии. Около двадцати лет он является приглашенным профессором в Университете Кемён в Тэгу  (Южная Корея). «Педагогическую работу я очень полюбил. Контакт со студентами возникает моментально. Стараюсь быть с ними совершенно открытым, поэтому они делятся со мной всеми своими проблемами и трудностями. Развитие моих учеников в творческом плане вселяет в меня новую энергию»,  –  сказал композитор Ирине Никольской.

Музыковед Эльжбета Шчепаньская написала о композиторе: «Как только Краузе появился в польской музыкальной жизни, стало понятно, что он не будет просто еще одним представителем бурно развивающейся в то время польской школы. Не подчинился он и форсируемой частью тогдашнего европейского авангарда диктатуре сериализма, в произведениях этого композитора никогда не было абсолютизации диссонанса. [...] Краузе является прирожденным новатором, предтечей многих современных музыкальных тенденций. Но при этом он никогда и не скатывался в «новаторщину», и это подтверждается тем фактом, что к его творчеству, в том числе новаторскому, мы возвращаемся постоянно».

2018 год – юбилейный для Зыгмунта Краузе: 19 сентября ему исполнится восемьдесят лет. Хочется пожелать маэстро жизненной энергии и творческого долголетия и выразить надежду на то, что российские музыкальные театры обратят внимание на его гуманистическое оперное творчество.

Январь 2018

 Фотографии Константина Маслова. 2017

 

 Библиография:

Ирина Никольская. «Зыгмунт Краузе и его музыка». «Композитор», Москва. 2017.

Ольга Собакина «Портреты польских музыкантов. Очерки по истории польской музыкальной культуры». «Алетейя», Санкт-Петербург. 2010.

Krystyna Tarnawska-Kaczorowska. «Zygmunt Krauze. Między intelektem, fantazją, powinnością i zabawą». PWN, Warszawa. 2001.

Акопян Левон. «Музыка ХХ века. Энциклопедический словарь». «Практика», Москва. 2010.

Piotr Wojciechowski. «Czuję się wolny jako kompozytor».«Ruch muzyczny». 2013

Joanna Daniło. «Cenię sobie ciszę. Wywiad z Zygmuntem Krauze». 2013.

Elżbieta Szczepańska, «Studio». 1996, № 4.