Выпуск 29

Поэзия и проза

"Такие были споры и забавы..."

Адам Мицкевич

ТАДЕУШ, ТЕЛИМЕНА И МУХИ

Тадеуш – не случайно, вероятно,
Остался с Телименой. – Ей приятно, 
Что парня насмешила шутка эта,
И комплименты говорил в ответ он.
Речь Телимены становилась тише,
Тадеуш делал вид, что плохо слышит,
И так они сближались головами,
Что щек пожар он ощутил губами.
Едва дыша, ловил ее дыханье
Тадеуш, взором – глаз ее посланье.
Почти коснувшись лиц, взвилась вдруг мушка,
За мухой следом – Войского хлопушка.

В Литве довольно мух. Среди безродных
Особый есть подвид высокородных.
У них цвет, форма, как у всех обычных,
Но грудь и брюхо - величин приличных.
Летают смело и жужжат так звучно,
Что силой звука сети рвут паучьи.
А если в плен иная попадется,
Звенит, грозит, что с пауком схлестнется.
Их Войский изучил и утверждает,
Что знать сия всех мелких мух рождает.
Они для рода, что для пчелок матка.
Их истребишь – все сгинут без остатка.
Святой отец счел вывод неразумным,
А кастелянша назвала безумным.
Для них все мухи были злом обычным,
Но Войский верен был своим привычкам:
Узрев такую, все за ней гонялся.
Над его ухом шляхтич заливался;
Два раза Войский хлопнул и промазал,
Ударил в третий – чуть не грохнул вазу.
А муха, ошалевшая от треску,
Увидев парочку – помеху бегству,
С отчаяньем меж ними проскользнула.
Ей вслед хлопушка Войского мелькнула.
Удар развел их головы мгновенно
По сторонам, как надвое полено,

Там в притолоки обе угодили
И шишками затылки наградили.

СПОР ОХОТНИКОВ

Пассаж никем замечен не был, к счастью.
Была  беседа громкой, хоть без страсти,
Но завершилась вдруг она скандалом.
Так гонят на охоте с шумом малым
Лисицу;  слышен лай и ржанье клячи,
Но кабана вдруг поднял доезжачий,
Дал знак, и лай собак, галдеж все пуще,
И эхо следом облетает пущу.
Так и с беседой: ход ее спокойный
Нарушил вдруг  «кабан» – предмет достойный.
Им стал в стрелецких громких разговорах
Спор Рéйтана с Асессором о сворах.
Из уст обоих вдруг в одно мгновенье
Посыпались слова и оскорбленья;
Нарушив все дискуссии порядки,
Готовы были к рукопашной схватке.

Тогда к ним гости  ринулись толпою,
Катясь сквозь двери быстрою  волною,
Снесли с порога парочку мгновенно,
(Тадеуш  это был и Телимена)
Стоявшую, как Янус – бог двуликий,

И  тут же шум утих и смолкли крики.
Смешок в толпе и шорох прокатился,
Мир наступил.  Монах в том потрудился,
Немолодой, но сильный и плечистый.
Когда Асессор подбежал к Юристу,
И за грудки уж брались забияки,
За шиворот он их, готовых к драке,
Схватил и дважды сильно стукнул лбами,
Как в Пасху дети яйца бьют концами.
Раскинув  руки, словно знак дорожный,
Он по углам развел их осторожно.
Минуту с распростертыми руками
Стоял, сказав: «Pax vobiscum! – мир с вами!»

                                     Перевод Валентины Филатовой

ОХОТА НА МЕДВЕДЯ

Тадеуш  знал, что времени немало
Прошло с тех пор, как в лес умчались шало
Борзые. Тишина сверлила ухо;
Напрасно в ней стрелки ловили слухом
Малейший звук, с ружьем на месте стоя.
Лишь музыка далекая порою
Являлась от снованья гончих в чаще,
Точно пловцов, к ним под водой спешащих.
А что же Войский? Ставши на колени,
Припал к земле он ухом, и мгновений
Решительных  от Войского уж ждали:
Жизнь или смерть? Все старцу доверяли,
 Скрывая в нем надежды и тревоги.
«Есть, есть!» — промолвил тот, вскочив на ноги.
Он слышал! Стало и другим казаться:
Один залаял пес, и два, и двадцать,
А после все борзые дружной стаей
Заверещали, взявши след, и лая
Отчаянно. То не было похоже
На лай в гоньбе за зайцем, лисом тоже:
Короткий взвизг, отрывистый и острый,
За зверем мчались не по следу просто, 
А — видя. Шум погони вдруг прервался,
Догнали.  Снова вой: медведь сражался!
Среди собачьих взвизгов, верещанья
Слышны все чаще стоны умиранья.

                                                     Перевод Анатолия Нехая

СМЕРТЬ МЕДВЕДЯ

…Медведь ревёт, лес эхом наполняя
Неистовым, истошным, медвежачьим;
А вслед - стрелков призывы, визг собачий,
Ликуют все, бегут, готовят ружья,
В их радости царит единодушье;
Лишь Войский вопиет, что – промахнулись!
Загонщики, стрелки скорей метнулись
Наперехват, меж лесом и берлогой,
А зверь, напуганный толпою многой,
Назад подался – к местности открытой,
Покинутой стрелками, позабытой,
Где изо всех охотников геройски
Остались только Граф, Тадеуш, Войский.
Из леса слышат рык и лом трещащий;
Могучий зверь вдруг выбежал из чащи.

Так гром с небес слетает в одночасье;
А псы готовы рвать его на части;
Встаёт он на дыбы, врагов пугая,
Из пасти рык свирепый извергая,
Рвёт корни, всё, что в лапы попадётся.
Вот  деревце сломал и с ним несётся
К Тадеушу и Графу… Но испуга
Не показав, не глядя друг на друга,
Они стволы нацелили получше -
Так два  громоотвода метят в тучи.

Хотя и враз два выстрела раздались,
Неопытными оба оказались
И промахнулись. Тут рожон схватили,
В земле торчащий. Но - не поделили.
Медведь несется с прытью небывалой,
Ряды клыков сверкают в пасти алой,
Заносит лапищу над головами…
Они бегут, куда – не знают сами,
 А зверь за ними мчится в исступленье,
Шатается и вновь встает... Спасенье
Возможно ли? Он Графа нагоняет,
За волосы едва ли не хватает…
И если бы, почувствовав тревогу,
Не прибежали тут же на подмогу
Асессор, Регент, Робак и Гервазий,
Медведь бы Графа вмиг обезобразил,
С мозгов снимая череп, словно шляпу,
Когтистою своей огромной лапой…
Но был прострелен залпом из трех ружей,
И пал на землю всей кровавой тушей.
Еще рычал, поднялся еле-еле,
Но тут уж на медведя псы насели.

                                                 Перевод Марии Муха

РОГ ВОЙСКОГО

А Войский рог свой вынул буйволиный,
Висевший на тесьме, витой и длинный,
Поднес к губам обеими руками,
Раздулись щеки, взор блеснул как пламя,
Глаза прикрылись, а живот сложился,
Из легких воздух с силой устремился,
И рог запел. В лес музыка помчалась
И многократно эхом умножалась.
И сразу стихли все, дивясь немало
Гармонии и мощи небывалой.
Все мастерство, каким себя прославил,
Старик на суд охотников представил;
Рог пел, дубравы, чащи оживляя
То шумом лова, то звучаньем лая.
Весь ход охоты выразить сумел он:
Сперва побудка бодро отзвенела,
Скулили псы, и стон летел за стоном,
А выстрелы гремели твердым тоном.
Вдруг смолк он. И тогда казаться стало:
Играл еще… Но эхо лишь играло.

Вновь затрубил. И будто формы рога
В его устах меняются немного,
В животных обращаясь: то вдруг шею
Он с волчьим воем тянет, то за нею
Медведь ревет и щерится оскалом,
А под конец мычащим зубром стал он.

Опять умолк. И вновь казаться стало,
Что он играл… Но эхо лишь играло.
И, чудного искусства внемля звукам,
Дубы их шлют дубам, а буки – букам…

                                              Перевод Елены Симоновой

БИГОС

Огонь горит, и столб взрастает дыма
И ширится подобьем балдахина.
Вот козлы над огнём из пик рогатых,
На их концах – ряд котелков пузатых;
С возов достали хлеб, муку, жаркое
И овощи.
                                 Судья, открыв рукою
Ларец, где чашек строй теснит друг дружку,
Достал из хрусталя большую кружку
(То был подарок от ксендза Робака);
Из Гданьска водка – радость для поляка.
«Виват! – судья воскликнул, подняв флягу, –
Как прежде, будет Гданьск под нашим флагом!»
Серебряный настой всем наливает,
И  в каплях этих золото сияет.

Вот бигос в котелках. Словами трудно
Сказать о вкусе, запахе – всё чудно.
Звук слышен только слов и рифм приятных,
Для городских желудков непонятных.
Чтоб оценить Литвы еду и песни,
Тут нужно жить, охотясь с ними вместе.

И без приправы бигос – князь бесспорный,
Сготовлен он из овощей отборных.
Берут капусты квашеной немало,
Чтобы, как в сказке, в рот сама шагала.
А в котелке под влажным ее слоем
Кусочки мяса тушатся в покое,
Пока огонь из них не выжмет соки
Живые, и с котла краёв высоких
Не брызнет вар с душистым ароматом.

Готово! И стрелки с тройным «виватом»
Бегут, взяв ложки, миски подставляют;
В дыму и стуке бигос исчезает;
Как в воду канул; только в бездне чаш их
Пар пышет, будто в кратерах угасших.

Когда ж досыта напились, поели,
В повозку – зверя, и по кóням сели.

                                                     Перевод Елены Поткиной

 

"Такие были споры и забавы..."

«ПАН ТАДЕУШ» АДАМА МИЦКЕВИЧА

Эпическую поэму «Пан Тадеуш» великого польского поэта Адама Мицкевича (1798-1855) часто называют энциклопедией шляхетской польской жизни начала XIX века. В ней 12 книг, более 10 тыс. строк, и читать ее поляки могут всю жизнь. Книжечка "Пан Тадеуш для детей", подготовленная к печати нашим журналом, предназначена для первоначального ознакомления с поэмой. Она содержит 35 эпизодов, иллюстрирующих сюжет первых 4-х ее книг. Нашей целью было показать красоту и выразительность стихов Мицкевича на примере сцен с участием главных героев: Тадеуша, Зоси, Телимены и Графа.

Мицкевич писал свою поэму в эмиграции в Париже, в 1832-1834 годах. В ней нашла выражение ностальгия поэта по утраченной Родине. Действие поэмы происходит в 1811 году, незадолго до вторжения Наполеона в Россию, в котором приняли участие и польские легионы. Это тот исторический фон, на котором разворачивается действие поэмы. Первоначально Мицкевич собирался ограничиться 4-мя книгами. В письме к своему другу Одынцу в 1833 г. поэт говорит: «опять воротился к сельской поэме, которая в настоящее время составляет любимое мое детище. Пишу — и мне кажется, что я в Литве». Обострение политической обстановки во Франции заставило поэта изменить свои планы…

Для данного издания был сделан новый перевод  выбранных фрагментов поэмы, Над ним трудились: Мария Муха, Елена Поткина, Елена Симонова и Валентина Филатова – участники Семинара молодых переводчиков, руководимого Анатолием Нехаем.

Особенностью перевода яляется использование всеми переводчиками 5-стопного ямба вместо традиционого 6-стопного, применявшегося как эквивалент польского 13-сложника. Несмотря на формальную точность, 6-стопный ямб сильно замедляет действие и утяжеляет стих. Попросту делает его скучным... Пушкин считал,что 6-стопный ямб в русской поэзии годится только для элегий и медитативных стихов ("Октябрь уж  наступил...", "Когда для смерного умолкнет шумный день..." и т.п.), а для эпических произведений наиболее подходящим явяется более энергичный 5-стопный ямб. Интересно, что Мицкевич в написанном позднее  Эпилоге к "Пану Тадеушу" отказывается от громоздкого 13-сложника в пользу более живого и естественного 11-сложника, соответствующего рускому 5-стопному ямбу. 




Адам Мицкевич

Сатирическое стихотворение «Чин» — одно из петербургских произведений Адама Мицкевича. Существует несколько версий возникновения этого стихотворения, дата и обстоятельства написания которого точно неизвестны. В парижской издании 1841 г. Собрания сочинений поэта оно имело такую приписку: «После окончания печати мы получили от одного из наших друзей стихотворение, прочитанное на дружеской встрече у покойного художника Орловского в 1824 г. в Петербурге». Однако уже в следующем издании под стихотворением стояла другая дата: Петербург, 1829 г. Существует также рассказ петербургского приятеля Мицкевича, Юзефа Пшецлавского («Русский архив», 1872 г., стр. 1903), где он называет «Чин» импровизацией, произнесенной Адамом в честь присвоения ему (Пшецлавскому) чина титулярного советника.

Так или иначе, это стихотворение, высмеивающее любовь к чинам и орденам некоторых поляков, обитавших в Петербурге, было ...

Далее...




Выпуск 29

Поэзия и проза

  • Новый опыт: о стихах Адама Загаевского и не только
  • Из сборника "Последние стихотворения"
  • Стихи о матери
  • Стихи из книги "Я, Фауст"
  • Моим горам. На дереве моем (стихи)
  • Стихи Яна Твардовского на православных интернет-сайтах
  • Пейзаж в лирике Чеслава Милоша
  • Поэтический фестиваль «Европейский поэт свободы» в Гданьске
  • Пять стихотворений о Грузии. C Украины
  • "Берега, полные тишины" (стихи Кароля Войтылы)
  • Стихи Анны Пивковской из сборника "Зеркалка"
  • Белая блузка (фрагмент)
  • Очкарики. Песни 60-х годов
  • "Мне зелено..." Песни 70-75 гг.
  • Стихи из книги воспоминаний «В доме неволи»
  • Прощальные песни Осецкой
  • Эва Липская в России
  • Рассказы о животных
  • Два стихотворения из книги «Прыжок в даль»
  • Стихи из книги «Там, где растут горькие цветы»
  • Стихи Тадеуша Ружевича в переводах Екатерины Полянской
  • Стихи Эвы Найвер из книги «Комната чисел»
  • Поэтические миниатюры Боновича
  • Рассказы о животных: Барри
  • Молодежь переводит Шимборскую
  • Вырезки
  • Два стихотворения из сборника "Слава Богу"
  • "Петушок"
  • Такие были времена
  • Польские поэты о своей стране
  • Петушок (окончание)
  • "Пан Тадеуш" для детей (коллективный перевод)
  • Астрономия Войского
  • Попутчик
  • Дышать
  • Лари
  • Немецкая история
  • Кайрос
  • Три стихотворения о Мандельштаме
  • Поэтические миниаюры о разных странах
  • Отчизна. "Расстреляли мое сердце..." (стихи)
  • Восьмистишия из книги "Осень в одичалом саду"
  • Отшельник
  • Акушерка из Освенцима
  • Пять стихотворений
  • Отшельник (окончание)
  • Стихи из книги «Достаточно»
  • «Диспансеризация» (рассказ попутчика)
  • Сердце Шопена
  • Записки из болезни
  • Заложник
  • Сыновья
  • Призраки детства
  • Разговор с дьяволом собора Нотр-Дам
  • Два стихотворения
  • Белая блузка
  • Памяти Адама Загаевского. "Мертвая погода"
  • Что случилось?
  • Белая блузка (окончание)
  • Стихи о польских городах
  • Новые стихи
  • Адам
  • Стихи Загаевского в переводах Вячеслава Куприянова
  • Вариации на темы Стаффа
  • "Такие были споры и забавы..."
  • Праздник для всех
  • Алитус
  • "По саду женщин..."
  • На смерть Суламиты
  • Две "историйки"
  • Стихотворение о смехе
  • Просто жить
  • Безвестные герои
  • По ту сторону тишины. Стихи
  • Горшечник и гоплит
  • Поэзия Донбасса
  • Стихи о войне
  • Стихи из цикла «Спишь у меня под кожей»
  • Реки Вавилона
  • Три любви Федора Бжостека (фрагмент)
  • Шуга по-черному. Иди и смотри, Наташа!
  • Хлебные четки
  • Пани Дорота
  • Лирические стихи и переводы
  • Дерево и дворняга
  • Гармоника маленькой Эвы