Выпуск 43

Поэзия и проза

ARS POETICA. Гимн старцев

Константы Ильдефонс Галчинский

ARS POETICA

или искусство рифмотворчества

 

Предисловие

Хотя мои труды в области ангелологии (в частности, давно заказанная статья для «Angel’s Review») в принципе не позволяют мне попусту тратить время, всё же я, уступая многочисленным просьбам моего досточтимого коллеги К.И.Галчинского, согласился написать краткое предисловие к его «Искусству рифмотворчества», выходящему ныне в свет.

«Ars poetica» первоначально вышла в так называемой «Зеленой серии» издательства «Éditions Internationales» в 1937 г., незамедлительно вызвав протесты в консервативном лагере, затем сильное негодование на страницах радикальной прессы и, наконец, попав в список книг, запрещенных Ватиканом («Index librorem prohibitorum») вследствие интриг умеренной печати. Впрочем, весь тираж книги был сожжен, а единственный уцелевший экземпляр, хранившийся у букиниста Лефу, после сложных перипетий удалось привезти в Польшу (это сделал Тадеуш Бреза). Теперь наши читатели могут ознакомиться с полным и верным переводом этой книги на польский язык […]

Произведение в целом выдержано в форме письма (бедное эпистолярное искусство!), адресован­ного портному Теофилю, который, как следует из текста, вознамерился приступить к штурму Парнаса.

Свою «Ars poetica» автор написал регулярным пятистопным ямбом с женскими клаузулами в форме секстин (чередование рифм ABABCC), коих весь опус насчитывает 20 (двадцать), точнее 19 (девятнад­цать), поскольку последняя секстина при ближайшем рассмотрении оказалась октавой. Итого — 122 строки.

В держании корректуры помощь мне оказала магистр Китти Ковальская, которой я выражаю свою признательность, а также сожаление, что ей не суждено было довести эту работу до конца ввиду ее безвременной кончины.

В заключение я хотел бы выразить упование на то, что «Ars poetica» встретит дружест­венный прием у нашей Публики, и — подобно монументальным «Новым Афинам» Хмелевского, мудрым  — для напоминания, идиотам  — для науки, политикам  — для практики, а меланхоликам — для развлечения окажется полезной. 

Профессор Бончиньский

 ARS POETICA

(письмо портному Теофилю)

 I

Меня за столько лет не позабывший,
о, Теофиль! Спешу тебе с ответом.
Когда-то мне костюм прекрасно сшивший,
ты хочешь знать, как сделаться поэтом.
Готов помочь я, все дела отсрочив
(за небольшую плату, между прочим!).

 II

Твой перевод получен нынче утром.
Все точка в точку. Thanks. Спасибо. Grazia.
Теперь поэзии святые путы
я на тебя накину, как Гораций,
и ты поймешь — попомни мое слово! —
как близко от поэта до портного.

III

Ведь прежде чем стать мастером известным,
он столь же долго в подмастерьях ходит,
работы выполняя для маэстро
и всех его домашних, в разном роде:
пол подметать; чинить маэстро перья;
мух отгонять, когда тот спит с похмелья;

 IV

Набить дедусе трубку; бабке — шишку;
супруге мэтра уделить вниманье…
Да, не одну уронишь ты слезишку,
пока своим не разразишься ржаньем!
Ах, нелегки пути к заветной цели
и в стихотворном, и в портняжном деле!

V

Эпоха ученичества сурова,
и горизонт закрыт сплошным туманом,
но уж видать, кто тянет на портного,
а чей удел — стать грустным портноманом,
который свои бредни рассылает
в редакции — и публику ругает.

VI

А ведь ее и надобно держаться,
чего понять не могут эти дурни!
Коль хочет шутовства, так стань паяцем,
котурнов хочет — встань же на котурны!
Лишь публика укажет путь искомый,
равно и шьём, и пишем для нее мы.

VII

Итак, поэт обязан пред собою
иметь журнал, который все читают,
чтоб знать, что нынче модного покроя,
чего народ желает (не желает).
Не зря сказал один мудрец глубокий,
что в моде виден кретинизм эпохи.

VIII

Так шей же, Теофиль, пером нержавым,
как прежде шил иглой! Клянусь Минервой!1
И как в портных тебя венчала слава,
так и в поэтах прослывешь, наверно!
(Тут — перерыв. Вода уже готова.
Ведь кофе — вдохновения основа!).

IX

Как я готовлю кофе, друг мой милый?
Охотно поделюсь с тобой секретом:
не покупай плохого кофе, милый,
и сыпь побольше в кипяток при этом.
И чти со мной превыше муз старинных
десятую, чье имя — Кофеина.

X

Она подобна икс-лучам Рентгена
иль Питер Пэну, и для них затворы
в любых дверях — пустяк… Особо ценно
с ней повстречаться в утреннюю пору.
Как мотылек, в пустом мозгу порхает…
Стихи — рекой. Гусынь Зеленых — стаи.

XI

И денежки, конечно. О Маммоне2
поговорим теперь с тобою, кстати.
Ведь факт, что даже в древнем Вавилоне
вопрос инкассо был для всех понятен,
и что жрецы — тогдашние поэты —
ни слова, как известно, без монеты!

XII

Что ж, в жизни где работа, там зарплата,
поэт или портняжка — все едино.
Недешев мастер первого разряда,
и лишь партач строчит за половину.
А партачи —  тому примеров масса —
на нашем рынке сущая зараза.

XIII

Пример: один редактор (имя скрою)
стих заказал у мэтра первой гильдии,
но тот был дорог и стоял стеною.
Редактор побежал к Герменегильде3
и дешево купил стишок… незрелый,
и сам, бедняга, сел за это дело. 

XIV

Еще пример, почерпнутый из жизни:
другой редактор, в городе уездном,
связался раз, прельстившись дешевизной,
с халтурщиком, известным повсеместно.
И что ж? Кондрашка бедного хватила,
и вскорости ждала его могила.

XV

Ведь со стихами так же, как с костюмом:
коль дешево пошит — сидит он криво.
Ни то ни се, как будто катехумен
или как польских драматургов чтиво.
Допустим, сэкономишь ты немного…
Нет, лучше шить у лучшего портного!

XVI

Так вот, когда закончишь ты работу,
все спрячь. Попей чайку иль лимонаду.
И помни, чтоб усилий — ни на йоту!
Редактор позвонит, коль ему надо.
— Маэстро,— мол, — вы не сочли б возможным…
Тогда иди. Но помни — осторожно! 

XVII

Тут разыграется, конечно, сцена
Apassionato или даже forte.
Редактор плачет. Ты с лицом Шопена
свою цифирку повторяешь твердо,
пока редактор, до стихов охочий,
не выдаст в кассу маленький квиточек.

XVIII

Подобна алтарю в Меркурия4 храме
та касса, что во сне порою снится!
Берешь перо. Дрожащими руками
выводишь подпись, в страхе ошибиться,
и, наконец, успехом окрыленный,
стоишь в углу наедине с Маммоной.

XIX

Пересчитай. Кассирше сделай глазки.
Махни швейцару на прощанье ручкой,
и вот — к твоим услугам все коляски,
и все цветы5, и прочие все штучки.
Когда перечеканишь стих в монету,
ах, как привольно жить тогда поэту!

XX

Вот так, мой Теофиль, таким манером
ты облегчишь себе проблему быта.
Но чтоб сонет котлетой стал наверно,
усердие с трудом соедини ты!
И в личной жизни будь всегда примером,
и герб возьми с девизом: «Шито-крыто».

И не забудь важнейший из нюансов:
пиши, торгуй, но не бери авансов!

 Примечания автора:

1.    Минерва — богиня мудрости, покровительница поэтов, а также портных..

2.    Маммона — психологический термин, обозначающий состояние внутреннего удовлетворения.

3.    Герменегильда — поэт женского пола. Кошмар всех отечественных и зарубежных редакций.

4.    Меркурий — бог, покровитель торговцев, а также разбойников.

5.    Цветы — недорогой и симпатичный подарок для больных и женщин.

 

ГИМН СТАРЦЕВ

 От автора:

Я всегда стремился восполнять досадные пробелы. Например, стихотворение «Страсная заба» для сепелявящих, впервые опубликованное в довоенных «Шпильках», снискало мне благодарность многих людей, страдающих этим ужасным недостатком речи, не только у нас в стране, но и за границей. До нынешнего дня «Страсная заба» служит украшением моих многочисленных авторских вечеров.

То же самое и со старцами. Напрасно стали бы вы листать антологии всего мира, — гимна старцев вы нигде не найлете!.. Знать, господа гимнописцы не уделяют старцам никакого внимания. Так что это, чей-то недосмотр? Или же беспримерный эгоизм? Не знаю… Мне только известно, что старцы желают петь, они хотят иметь свою собственную массовую песню. И посему я этот болезненный пробел восполняю плодами своих многолетних усилий. 

I

Нас мильярды на белом свете,
что чуть виден нам сквозь очки.
Мы, конечно, все на диете,
и горбаты мы, старички.
И нельзя нам капустки кислой,
и грибочки нам смертью грозят,
нам нельзя ничего слишком быстро
и вообще ничего нам нельзя…

Хор:

Но хоть носим мы в печени камень
и хоть ползаем мы к докторам,
смело, старцы! На головы встанем!
Землю юным, а небо — нам!

II

Мы немножко похожи на духов
и все время бодримся, но вот —
вдруг во сне отпадет у нас ухо
и еще кое-что отпадет…
В голове вдруг не хватит пружинки,
и, как кролик, подпрыгнешь: гоп-гоп!
Или съешь, предположим, ветчинки,
и — готово, и астры на гроб.

Хор:

Но хоть носим мы в печени камень
и хоть ползаем мы к докторам,
смело, старцы! На головы встанем!
Землю юным, а небо — нам!

1948

Переводы Анатолия Нехая

 

ARS POETICA. Гимн старцев

Имя Константы Ильдефонса Галчинского хорошо известно читателям нашего журнала. В нем публиковались как отдельные произведения поэта (вып.24, 25), так и биографические материалы о Галчинском, любезно предоставлявшиеся нам его дочерью Кирой (вып.3, 15, 18, 25). В данном выпуске мы знакомим Читателей с двумя послевоенными сатирическими произведениями КИГ, ранее не публиковавшимися на русском языке.




Константы Ильдефонс Галчинский

 Константы Ильдефонс Галчинский

Если Пушкин — солнце русской поэзии, то Константы Ильдефонс Галчинский — зелёный листок поэзии польской. Он писал зелёными чернилами, называл себя «зелёным Константы»…
Один из популярнейших поэтов послевоенной Польши, Галчинский, можно сказать, вырос в лучах русской поэзии. В годы Первой мировой войны, когда семья Галчинских была эвакуирована в Москву, будущий поэт учился в гимназии Гижицкого в Замоскворечье, и зачитывался Пушкиным и Лермонтовым. Здесь он написал первое своё стихотворение, здесь же, в Москве, впервые познакомился с театром в любительской постановке «Кордиана». Изучая позже в Варшавском университете английскую и классическую филологию, среди прочего увлекался Блоком, Есениным...
Русская нота в поэзии Галчинского начинает звучать с особой силой, когда в его жизнь вошла молоденькая Наталия Авалова, сделавшаяся женой поэта и ставшая для него всем — ...

Далее...




Выпуск 43

Поэзия и проза

  • Новый опыт: о стихах Адама Загаевского и не только
  • Из сборника "Последние стихотворения"
  • Стихи о матери
  • Стихи из книги "Я, Фауст"
  • Моим горам. На дереве моем (стихи)
  • Стихи Яна Твардовского на православных интернет-сайтах
  • Пейзаж в лирике Чеслава Милоша
  • Поэтический фестиваль «Европейский поэт свободы» в Гданьске
  • Пять стихотворений о Грузии. C Украины
  • "Берега, полные тишины" (стихи Кароля Войтылы)
  • Стихи Анны Пивковской из сборника "Зеркалка"
  • Белая блузка (фрагмент)
  • Очкарики. Песни 60-х годов
  • "Мне зелено..." Песни 70-75 гг.
  • Стихи из книги воспоминаний «В доме неволи»
  • Прощальные песни Осецкой
  • Эва Липская в России
  • Рассказы о животных
  • Два стихотворения из книги «Прыжок в даль»
  • Стихи из книги «Там, где растут горькие цветы»
  • Стихи Тадеуша Ружевича в переводах Екатерины Полянской
  • Стихи Эвы Найвер из книги «Комната чисел»
  • Поэтические миниатюры Боновича
  • Рассказы о животных: Барри
  • Молодежь переводит Шимборскую
  • Вырезки
  • Два стихотворения из сборника "Слава Богу"
  • "Петушок"
  • Такие были времена
  • Польские поэты о своей стране
  • Петушок (окончание)
  • "Пан Тадеуш" для детей (коллективный перевод)
  • Астрономия Войского
  • Попутчик
  • Дышать
  • Лари
  • Немецкая история
  • Кайрос
  • Три стихотворения о Мандельштаме
  • Поэтические миниаюры о разных странах
  • Отчизна. "Расстреляли мое сердце..." (стихи)
  • Восьмистишия из книги "Осень в одичалом саду"
  • Отшельник
  • Акушерка из Освенцима
  • Пять стихотворений
  • Отшельник (окончание)
  • Стихи из книги «Достаточно»
  • «Диспансеризация» (рассказ попутчика)
  • Сердце Шопена
  • Записки из болезни
  • Заложник
  • Сыновья
  • Призраки детства
  • Разговор с дьяволом собора Нотр-Дам
  • Два стихотворения
  • Белая блузка
  • Памяти Адама Загаевского. "Мертвая погода"
  • Что случилось?
  • Белая блузка (окончание)
  • Стихи о польских городах
  • Новые стихи
  • Адам
  • Стихи Загаевского в переводах Вячеслава Куприянова
  • Вариации на темы Стаффа
  • "Такие были споры и забавы..."
  • Праздник для всех
  • Алитус
  • "По саду женщин..."
  • На смерть Суламиты
  • Две "историйки"
  • Стихотворение о смехе
  • Просто жить
  • Безвестные герои
  • По ту сторону тишины. Стихи
  • Горшечник и гоплит
  • Поэзия Донбасса
  • Стихи о войне
  • Стихи из цикла «Спишь у меня под кожей»
  • Реки Вавилона
  • Три любви Федора Бжостека (фрагмент)
  • Иди и смотри, Наташа!
  • Шуга по-черному. Иди и смотри, Наташа!
  • Хлебные четки
  • Пани Дорота
  • Лирические стихи и переводы
  • Лешики и лимерики
  • Дерево и дворняга
  • Гармоника маленькой Эвы
  • Свежий ветер с гор
  • Стихи из книги "Лента Мёбиуса"
  • Две газели
  • Стихотворения
  • Неизвестный голландский мастер
  • Стихи из цикла «Окрестности молитвы»
  • Plusquamperfekt
  • Стихи Э.Б.Лукача
  • Три занеманские песни
  • Запах терновника или настоящий еврей
  • Стихи в переводах Леонида Цывьяна
  • Стихи
  • Рождество в Неборове
  • Стихи из книги «Дар»
  • Стихи в переводах Марины Шалаевой
  • Красивая смелая женщина на грани нервного срыва
  • На лесоповале
  • ARS POETICA. Гимн старцев
  • Стихи из сборников "Струна" и "Свеча"
  • Из книги «Старше жизни»
  • «Подальше от этой земли…»
  • Рассказы в письмах